стр. 1
(всего 13)

СОДЕРЖАНИЕ

Вперед >>

П. А. Фомин














Проблемы структуризации финансовых потоков в реальной экономике России










Содержание

Введение 3
1 Денежные суррогаты как часть современной экономической системы российских предприятий 5
1.1 Эволюция денежных суррогатов в российской экономике 5
1.2 Исходный этап совершенствования экономики реального сектора 27
1.3 Факторы негативного воздействия на процесс реструктуризации задолженности предприятий, основные способы их устранения 40
2 Новый инструментарий финансовой диагностики и планирования в условиях натурализации экономических связей реального сектора 52
2.1 Влияние фактора финансовой нагрузки предприятий на разработку и выбор методики анализа его эффективности 52
2.2 Определение уровня и распределения финансовой нагрузки предприятия 57
2.3 Механизм планирования структуры финансовых потоков предприятия 60
3 Эффективность практического применения нового инструментария диагностики и планирования на российских предприятиях различных отраслей 68
3.1 Предприятие машиностроительной отрасли 68
3.2 Предприятие нефтеперерабатывающей отрасли 93
3.3 Анализ возможностей использования представленной методики для улучшения финансового положения предприятий 118
Заключение 129
Список использованной литературы 131


Введение

Развитие рыночных отношений в России имеет не только положительные, но и негативные аспекты, такие как кризис неплатежей, недостаток денежных средств в расчетах и др. Это тормозит развитие рыночных отношений, снижает эффект новых начинаний в реальном производстве. Решения данных проблем для отечественной экономики имеют приоритетное значение, поскольку развитие многих предприятий, особенно на периферии, задерживается высокими долгами перед бюджетами различных уровней, поставщиками, работниками фирм и др.
Подлинный нерв российского финансового кризиса – беспрецедентная не ликвидность реального сектора. По оценкам правительственных ведомств, в последнее время 70 – 80 % всех сделок в этом секторе осуществляются без участия денег: либо в виде бартера, либо с применением так называемых денежных суррогатов, либо сопровождаются неплатежами. Именно из этого обстоятельства вытекает невозможность добиться коренного перелома в сборе налогов на основе ужесточения административных мер: никакая налоговая полиция не в состоянии извлечь налоги (по крайней мере в денежной форме) из неликвидного реального сектора. И наоборот, очевидно, что преодоление кризиса неликвидности производственного сектора автоматически привело бы к резкому увеличению налоговых поступлений. «Обезденежение» основной части российских предприятий и стало причиной краха усилий по нормализации финансовой ситуации.
Прогресс натурализации финансовых отношений во времени привел к резкому обострению отношений между предприятиями и государством. В настоящее время развитие многих эффективно работающих предприятий блокировано огромными долгами перед федеральным, региональными и местными бюджетами (эти долги, накопленные за последние годы, мешают таким предприятиям оплатить счета за сырье и материалы, рассчитаться с контрагентами). Надо иметь в виду и то, что в структуре недоимки в бюджет существенные позиции – накрученная пеня и неустойка (размер которой, как известно, составил в отдельные периоды до 200 % годовых). Таким образом, без решения проблемы долгов бюджету сдвигов в производстве не произойдет, ибо не смогут подняться даже предприятия, выпускающие высоколиквидную продукцию.
Назрела, следовательно, необходимость проведения реструктурирования долгов предприятий государству (при этом речь ни в коей мере не может идти о списании долгов бюджету: подобная практика не просто неэффективна, но и вредна).
Таким образом, можно сделать вывод, что проблема натурализации экономики реального сектора усугубляет проблему взаимоотношений предприятий и государства, лишая предприятия реальных денежных ресурсов, необходимых им для расчета с бюджетом. Именно поэтому эти две проблемы не могут рассматриваться в отдельности, а требуют комплексного подхода к их решению.


1 Денежные суррогаты как часть современной экономической системы российских предприятий

Эволюция денежных суррогатов в российской экономике

В последние годы в российской экономике очень остро стоит проблема неплатежей. Предприятия не в состоянии расплачиваться между собой, с бюджетом, внебюджетными фондами, с персоналом и т.д. Резко возрос уровень взаимозачетов и бартерных операций и, следовательно, уменьшилась доля наличных расчетов. Между способами и сроками расчета российских предприятий была выявлена определенная взаимосвязь: чем выше денежный компонент в выручке предприятия, тем короче средний срок расчета, и наоборот.
Однако остается невыясненным зависит ли денежный компонент от срока расчета или срок расчета от денежного компонента. Как известно, в статистике зафиксированные связи, причины которых еще не установлены, трактуются в качестве проявлений определенного "синдрома". Рассматриваемый здесь синдром характеризуется такими средними параметрами, которые, похоже, неведомы мировой экономике, так как не существует другой страны, где денежный компонент составляет менее 30 % выручки, а средний срок расчета — шесть месяцев. В данной связи необходимо обратить внимание, что в западной, да и в советской методологии финансового анализа оборачиваемость (сроки расчета) всегда исчислялась в днях. Что касается неденежно-бартерных форм расчета, то они фактически в достаточной степени не исследовались. Следовательно, с позиций цивилизованной экономики мы имеем дело с оригинальным и откровенно негативным синдромом, который безусловно должен быть изжит. Феномен данного синдрома впервые был исследован председателем Межведомственной балансовой комиссии П.А. Карповым и назван им «Синдромом Х».
Для того чтобы подтвердить развитие «Синдрома Х» в российской экономике П.А. Карпов использовал результаты работы Межведомственной балансовой комиссии (МБК).
За период функционирования МБК на своих рабочих заседаниях в регионах по состоянию на 01.12.97 г. рассмотрела 210 предприятий, являющихся крупнейшими неплательщиками бюджету.
Как правило, это успешно функционирующие предприятия с крупными объемами производства. Это предприятия газового и нефтяного комплексов, энергосистемы, атомные станции, железные дороги, производители автомобилей, угольные предприятия и т.д.
Предприятия рассматриваются МБК в основном на основании информации Госналогслужбы Российской Федерации, которая ведет централизованный учет предприятий с задолженностью федеральному бюджету более чем 1 млн. руб.
На МБК рассматривается бухгалтерский баланс предприятия и другая бухгалтерская отчетность, которые в дальнейшем вводятся в информационную базу, что позволяет обобщать информацию о финансово-хозяйственном состоянии, как в разрезе отраслей, так и в динамике.
Результаты работы МБК в течение 1996—97 г.г. позволили П.А. Карпову получить следующие данные о состоянии финансовых показателей российских предприятий:
1. Расчеты с федеральным бюджетом и Пенсионным фондом РФ
В таблице ниже приводятся обобщенные данные по расчетам с федеральным бюджетом и Пенсионным фондом Российской Федерации 210 крупнейших предприятий страны.

Таблица 1.1 — Расчеты с федеральным бюджетом и Пенсионным фондом РФ

1996 год
1-е полугодие 1997 года
млрд. руб.
%
млрд. руб.
%
Количество предприятий
94

116

Начислено в федеральный бюджет
15,8
100
14,1
100
Уплачено в федеральный бюджет
13,4
84
7,8
55
в том числе деньгами
1,3
8
1,0
7
Начислено в Пенсионный фонд РФ
5,9
100
3,7
100
Уплачено в Пенсионный фонд РФ
3,0
50
1,7
45

Из таблицы «Расчеты с федеральным бюджетом и Пенсионным фондом РФ» следует, что в 1996 – 97 гг. сложились устойчивые характеристики расчета предприятий «классической» промышленности с федеральным бюджетом и Пенсионным фондом РФ, а именно:
– в бюджет поступает не более 85 % от начислений,
– реальными деньгами в бюджет поступает лишь порядка 8 % от начисленных сумм или менее 10 % от сумм уплаченных (в состав реальных поступлений невключились те денежные зачеты, которые прямо связаны с расходами бюджета и не могут использоваться на заработную плату, содержание социальных объектов, и т.п.);
– расчеты с федеральным бюджетом способом зачета превышают 90 % всех налоговых поступлений от крупных промышленных предприятий;
– реальные денежные поступления в Пенсионный фонд Российской Федерации составляют ориентировочно 50 % от начислений и превышают абсолютные поступления в Федеральный бюджет в среднем в 2 раза;
– ничтожно низкий уровень расчетов с федеральным бюджетом денежными средствами практически характерен для всех отраслей. Исключение в 1997 году составляли лишь предприятия ликероводочной отрасли, где денежный расчет с федеральным бюджетом превысил 50 %;
– наблюдается устойчивая атрофия цивилизованного денежного способа расчета с федеральным бюджетом в результате применения налоговых освобождений и денежных зачетов;
–действуют мощные зачетные ожидания и практически все крупные предприятия ориентируют себя на будущие зачеты;
– вовлечение бюджета в бартерные (не денежные) расчеты означает, что расходы бюджета в значительной степени программируются не содержанием Закона о бюджете, а необходимостью израсходовать определенное количество товаров и услуг, которые навязываются бюджету вместо денег (энергетика, нефтепродукты, железнодорожные перевозки и др.).
2. Выручка и фискальная нагрузка предприятий
Источниками средств для расчетов с фискальной системой у предприятий являются:
– их собственная выручка;
– кредиты или займы.
Случаев, когда предприятия рассчитываются с фискальной системой, взяв для этого кредит, практически не наблюдалось.
Таким образом, можно сделать вывод, что единственным источником расчета с бюджетом является выручка предприятий.
Под выручкой предприятия здесь понимаются все поступления в счет расчетов за реализованную продукцию (работы, услуги) предприятия, а также по внереализационным операциям (другим доходам), или, иными словами, - все расчетные поступления, которые могут быть использованы как источник расчета с фискальной системой.
В таблице ниже приводятся показатели соотношения выручки и фискальной нагрузки предприятий по объединенному массиву данных за 1996г. и 1-е полугодие 1997г.

Таблица 1.2 — Соотношение выручки и фискальной нагрузки за 1996 – 1-е полугодие 1997 г.

1996 — 1-е полугодие 1997 г.
млрд. руб.
%
Валовая выручка предприятий
319,3
100
Всего фискальных начислений во все виды бюджетов и внебюджетные фонды, в том числе и в Пенсионный фонд РФ
69,5
21,8

Из таблицы «Соотношение выручки и фискальной нагрузки за 1996 – 1-е полугодие 1997 г.» следует, что в принципе фискальная нагрузка на предприятие не является чересчур обременительной относительно их валовой выручки и составляет в среднем 22 копейки на 1 рубль выручки. Но это при усредненном подходе. В реальной же жизни существует резкий разброс фискальной нагрузки не только между разными отраслями, но и между разными предприятиями даже внутри одной отрасли (например, в нефтедобыче фискальная нагрузка приближается к 60 %).
3. Денежные ресурсы предприятий или денежная компонента в выручке
Как и в вопросе о выполнении предприятиями своих финансовых обязательств, при рассмотрении их выручки большое значение имеет удельный вес денежной компоненты.
Обнаружено, что в среднем при выручке в 319,3 млрд. руб. способ расчета денежными средствами составил лишь 27 % или 87,4 млрд. руб.
Соответственно 73 % расчетов производится не денежно, как правило, натурально (бартер или взаимозачет).
В таблице ниже приводится соотношение денежных средств предприятий и требований по оплате труда работников и фискальной системы.

Таблица 1.3 — Структура требований по оплате труда и фискальной системы в выручке

млрд. руб.
%
Выручка предприятий
319,3

Денежный способ расчета в составе выручки (денежный ресурс предприятий)
87,4
100
Текущие требования по оплате труда (без учета долгов на начало года)
38,1
44
Текущие требования фискальной системы (без учета недоимок, пеней и штрафов)
69,5
79,5
Уплачено фактически федеральному бюджету и Пенсионному фонду РФ денежным способом
7,0
8

Из таблицы «Структура требований по оплате труда и фискальной системы в выручке» следует, что:
– предприятия «поделились» с федеральным бюджетом и Пенсионным фондом лишь 8 % своего денежного ресурса;
– сумма требований по оплате труда собственных работников и фискальной системы превышает денежный ресурс предприятий (без учета их денежных расчетов с другими кредиторами).
Очевидно, что действуют два фактора:
– с одной стороны, предприятия, «введенные в соблазн» зачетными схемами, отвыкли платить деньгами;
– с другой стороны, денежного ресурса предприятий откровенно не хватает для удовлетворения всех фискальных требований денежным способом.
Нельзя не отметить, что неденежные способы расчета законодательно и бухгалтерски приравниваются к сделкам купли-продажи, в результате чего оба способа, несмотря на их неравноценность, в бухгалтерии законно смешиваются в общей выручке. Исторически такое смешение было заложено в период, когда удельный вес товарообменных операций в выручке предприятий был относительно небольшим, и этот натуральный товарообмен предполагалось сделать невыгодным за счет налогообложения. Вместе с тем очевидно: коль скоро при неденежных расчетах не выручаются деньги, то не возникает источника для расчета с фискальной системой. Это питает идею натурального расчета или оброка, которая и провоцирует зачетные схемы.
Если фискальная система отказывается от натурального оброка, то, как бы ни облагались налогами неденежные расчеты, единственным источником поступлений в нее остается денежная выручка предприятий. Соответственно денежные требования фискальной системы должны быть как минимум соизмеримы с денежной выручкой предприятий.
Цивилизованный товарно-денежный оборот и примитивный товарно-товарный оборот на практике различаются между собой рядом наглядных характеристик. В любом случае товарно-денежные обороты и товарно-товарные обороты должны быть разведены в анализе, в учете и даже по правилам функционирования. Нельзя упускать из виду, что товарно-товарный оборот – это «плохой» оборот, создающий иллюзорную, или «виртуальную» выручку, при которой возникают нереализуемые, или «виртуальные» фискальные обязательства, соответственно и осуществляющиеся по нерыночным, «виртуальным» ценам.
При всем том неденежный товарно-товарный оборот и соответствующий ему дефицит денежных средств для предприятий промышленности является, скорее, правилом, чем исключением. Только 4 из 210 предприятий имели удельный вес денежного способа расчета в выручке на уровне, близком к 100 %, еще 29 –от 50 до 90 %, но зато 62 – до 10 % и еще 58 –от 10 до 20 %. На уровне до 50 % показатель, о котором идет речь, находился у 84 % предприятий.
По многим предприятиям (их 65, или 31 % от 210) денежная составляющая в выручке оказалась меньше фонда оплаты труда. Отсюда натуроплата, применение собственных денежных суррогатов и кредитных карточек, иные недопустимые в цивилизованном рыночном хозяйстве формы платежей и широкое распространение неплатежей, при которых работники не могут получить заработанные ими деньги.
Анализ показал, что практически более 80 % предприятий не в состоянии рассчитываться с фискальной системой деньгами из-за отсутствия таковых в результате неденежного способа формирования выручки. Отсюда следует, что в отношении большинства предприятий промышленности применение карательно-фискальных мер, направленных на поиск и арест их счетов, бессмысленно. Фактически там нечего искать.
4. Способы и сроки расчетов предприятий
Денежные и неденежные компоненты выручки предприятий, отождествляемые в бухгалтерской отчетности как составляющие формального денежного оборота, по сути не только разные, но и противостоящие друг другу способы расчета: чем больше в выручке предприятия денежная часть, тем меньше неденежная (и наоборот).
Принципиально важной характеристикой расчетов является их средний срок. Они могут производиться в момент сделки; с авансом или предоплатой (тогда моментом расчета, по сути, является момент отгрузки по ранее произведенному платежу); с отсрочкой, т.е. спустя определенное время после поставки товара или предоставления услуги. Сроки расчета характеризуют темпы товарно-денежного оборота, или, говоря более традиционно, оборачиваемость капитала в сфере обращения.
Средний срок расчета есть результат деления суммы средств, отвлеченных в расчеты, на среднемесячную выручку. Например, если предприятие отвлекло в расчеты 120 млн. руб., а его среднемесячная выручка – 10 млн., то средний срок расчета равен 12 месяцам.
Материалы, рассмотренные МБК, свидетельствуют о том, что в зону относительно цивилизованного срока расчета (до двух месяцев) попадает лишь 5 % обследованных предприятий, тогда как половина из них (51 %) рассчитываются со своими должниками (потребителями) в срок до шести месяцев. Некоторым же предприятиям (их, правда, всего 3,5 %) требуется 32 месяца и более.
Не вдаваясь в частные причины столь длительных сроков расчета необходимо отметить, что с позиций здравого смысла предприятие, отвлекающее свои средства в расчеты на очень долгие сроки, может существовать лишь постольку, поскольку оно либо располагает достаточными внутренними ресурсами, позволяющими безболезненно кредитовать потребителей (должников), либо завышает цены на отпускаемую продукцию и способно пребывать в режиме частичной отсроченной оплаты, достаточной для удовлетворения его собственных нужд.
При всех условиях ясно, что нынешние сроки расчета являются чрезвычайно длительными. Они характерны для периода 90-х годов, когда экономика России вступила в так называемый кризис платежей. В подобной ситуации для расчетов требуется больший объем средств (как денежных, так и неденежных). Создаются к тому же огромные трудности в самих расчетах, возникает почва для возможных злоупотреблений (должники длительное время пользуются чужими средствами как товарным кредитом или вообще исчезают с этими средствами).

Таким образом, вышеприведенные данные наглядно свидетельствуют о том, что в российской экономике получило развитие явление, названное «Синдром Х».
Общее описание «Синдрома Х». Для того чтобы разработать конкретные меры по профилактике данного синдрома, необходимо выявить все его характеристики, оказывающие негативное влияние на состояние расчетов между предприятиями, между ними и государством, а также в целом на содержание товарно-денежных отношений. В первую очередь важно установить материальные основы и условия возникновения и развития рассматриваемого феномена.
Начать целесообразно, с того, что функционирование предприятия при очень длительных сроках расчета с потребителями означает: предприятие располагает ресурсами, достаточными для выделения их своим должникам (потребителям) на длительный срок. Откуда берутся эти ресурсы?
По происхождению они подразделяются на собственные и заемные. Считается, что первые вложены, прежде всего, в основные фонды. Остаток собственного капитала за вычетом этих вложений (внеоборотные активы) составляет собственный капитал в обороте, фактически и образующий собственные ресурсы предприятия, которые в той или иной степени могут предоставляться его потребителям (должникам) в виде товарных ссуд.
Выявлено, что между собственным капиталом в обороте и объемом средств, направленных в расчеты, нет никакой взаимосвязи. Иная ситуация с заемными средствами: с их величиной объем средств, направленных в расчеты (или фактически в распоряжение должников в виде товарных ссуд), находится в прямой пропорции.
Для сопоставимости данных объемы заемных средств и объемы средств, направленных в расчеты, были взвешены относительно среднемесячной выручки предприятий и измерены количеством месяцев выручки (см. таблицу 1.4).

Таблица 1.4 — Зависимость между объемами заемных средств и средств, отвлекаемых в расчеты
Средства в расчетах, месяцы, кратно среднемесячной выручке
Средний срок расчета, месяцы
Заемные средства, месяцы, кратно среднемесячной выручке
Разность между средствами в расчетах и заемными средствами
2,2
до 6
6,8
4,6
4,5
до 6
12,2
7,7
7,4
до 9
14,5
7,1
10,5
до 12
20,7
10,2
13,3
до 15
21,5
8,2
28,4
свыше 15
37,1
8,7

Анализ показывает, что, во-первых, предприятия, для которых характерен «Синдром Х», выделяют своим должникам (потребителям) на долгие сроки расчета товарные ссуды за счет не собственных, а заемных средств. Во-вторых, предприятия одалживают больше, чем передают своим должникам. В-третьих, разность между одолженной (заемными средствами) и отправленной потребителям суммами оседает в производстве, уходит в инвестиции (капитальные вложения), а отчасти просто утрачивается (в убытках). Заемные средства в объемах, превышающих шестимесячную выручку от работы предприятия, можно отнести к разряду неплатежей или, точнее, сильно отсроченных платежей.
Из сказанного следует, что материальной основой «Синдрома Х» являются так называемые неплатежи, или заимствованные ресурсы.
При этом активно используются все виды заимствований (кредитования), а именно: долги другим предприятиям за поставленные ими товары или услуги; неплатежи фискальной системе (фактически – фискальные кредиты); долги перед банками; внутренний долг (предприятие имеет задолженность перед собственными сотрудниками по заработной плате либо выпускает векселя под будущее производство товаров или услуг).
Итак, в результате взвешивания всех видов заимствований относительно среднемесячной выручки предприятия и измерения их количеством месяцев выручки П. А. Карповым установлена прямо пропорциональная зависимость между средним сроком расчета и объемами всех видов заимствований. В этом контексте существенна и следующая эмпирически выявленная зависимость: на погашение задолженности (заимствований) уходит приблизительно половина выручки, а вторая половина расходуется на заработную плату и текущие нужды. С учетом этой посылки в ходе исследования был получен следующий вывод: группа предприятий, у которых средний срок расчета превышает 15 месяцев, заимствует объем, эквивалентный 37 месяцам своей работы, умноженный на два, что соответствует приблизительно шести годам. А значит, хроническая задолженность является одной из стойких характеристик «Синдрома Х».
В составе данной хронической задолженности преобладают долги другим предприятиям: в суммарном долге на них приходится 56 %, тогда как на неплатежи фискальной системе – 29, на долги банкам и на внутренний долг – около 7 %. Таким образом, от «Синдрома Х» в основном страдают предприятия-контрагенты и фискальная система, выступающая в роли вынужденного кредитора.
В той мере, в которой предприятия с «Синдромом Х» поглощают ресурсы других предприятий с весьма отдаленными перспективами расчета, они являются подлинными создателями так называемой проблемы неплатежей. Заимствования очень отдаленного срока расчета служат материальной основой формирования оборотных фондов и самого существования предприятий с «Синдромом Х».
Исследования МБК обнаружили парадоксальную связь между степенью выраженности «Синдрома Х» и инвестиционной активностью. В качестве показателя последней рассматривалась сумма средств, вложенных в незавершенное строительство и в долгосрочные финансовые вложения. Данная сумма взвешивалась относительно среднемесячной выручки предприятий и измерялась в месяцах кратно этой выручке. В результате оказалось: чем больше срок расчета с предприятием потребителей (должников или дебиторов) за отгруженную или отпущенную им продукцию, тем масштабнее его инвестиционные вложения. Эту корреляцию объяснить непросто. Показательны, однако, следующие выявленные МБК факты. В случае, когда денежная доля в выручке превышает 80 %, в незавершенное строительство и долгосрочные финансовые вложения уходит (в месячных выручках) 1,7. Если названная доля колеблется в пределах 60 – 80 %, соответствующий показатель – 2,2. Далее зависимость выглядит так: 40 – 60 % – 3,5, 20 – 40 % – 5,9 и менее 20 %– 6,5. Четко просматривается, таким образом, обратно пропорциональная связь между денежной долей в выручке и инвестиционной активностью. Это объясняется тем, что деньги являются слишком дорогим «материалом» для инвестиций. И наоборот, ненадлежащие способы расчета (особенно бартер) вследствие низкой ликвидности открывают в этом смысле определенные возможности.
Далее было установлено, что в большинстве случаев прибыль от вложений в другие предприятия или занятия (долгосрочные финансовые вложения) оказывалась близкой к нулю; оценить же будущий эффект ввода объектов незавершенного строительства не удавалось. Резонно предположение: инвестиционная активность при ярко выраженном «Синдроме Х» в значительной степени низкоэффективна, хотя и масштабна.
Следующий вопрос относительно «Синдрома Х»: каковы тенденции его развития во времени, усиливается ли он из года в год либо, наоборот, имеет тенденцию к ослаблению? Для получения ответа на этот вопрос из общего рассмотренного массива в 210 предприятий МБК были выделены 42, и по этой выборке проанализированы сдвиги в основных финансовых показателях (см. таблицу 1.5).

Таблица 1.5 — Изменение основных финансовых показателей, выборка по 42 предприятиям
Показатели
На 1.01.96
На 1.07.97
Процент изменения (столбец 3/ столбец 2 х 100 % 100 %)
Выручка (за 1996 г. и 1 полугодие 1997 г.)
1
1,08
+ 8
Срок расчета (за 1996 г. и 1 полугодие 1997 г.)
6,7
7,9
+ 18
Оборотные средства
в том числе
6,9
15,6
+126
в производстве
2,1
3,3
+ 57
в расчетах
4,2
7,9
+ 88
в убытках
0,6
4,4
+ 633
Источники оборотных средств



собственный капитал в обороте
0,4
1,1
+ 175
заемные средства
6,5
14,5
+ 123

Очевидно «Синдром Х» не только не затухает, а наоборот, развивается бурными темпами, которые не имеют ничего общего с темпами наблюдаемых естественных экономических процессов (инфляцией, ростом цен, динамикой заработной платы и т.д.). Наряду с этим наблюдается лавинообразный рост убытков.
Исследование МБК выявило также ярко выраженную зависимость объема оборотных средств предприятий, равно как и их составляющих и источников, не от выручки, а от времени. Объем этот прогрессивно растет за счет заемных средств ни с чем не сопоставимыми темпами. При этом обеспечение заемных средств или их покрытие реальными оборотными активами должника падает. Общая сумма средств в производстве и средств в расчетах оказывается меньше объема заемных средств. Со временем этот разрыв возрастает. Наблюдается явная девальвация, или инфляция заемных средств, о которой кредиторы, видимо, в полной мере не ведают. Они, возможно, и ощущают наличие проблемы, но не представляют себе все тяготы, которые она с собой приносит.
На основании вышеизложенного П.А. Карпов дает общее описание «Синдрома Х».
«Синдром Х» представляет собой явление, когда предприятия, независимо от своей выручки:
– увеличивают объем заимствований (заемных средств), прежде всего за счет других предприятий и неплатежей фискальной системе и доводят его до уровня, когда погашение долгов в разумные сроки становится невозможным;
– увеличивают свои оборотные активы преимущественно в части отвлечения средств в расчеты (дебиторскую задолженность), предоставляя своим должникам товарные ссуды на очень долгие (неразумные) сроки расчета;
– осуществляют эти увеличения прогрессирующими темпами, которые не имеют ничего общего с темпами естественных экономических процессов (инфляцией, ростом цен, ростом заработной платы и т.д.);
– утрачивают способность к разумному сроку расчета и его надлежащему (денежному) способу, как со стороны своих должников, так и по отношению к своим кредиторам;
Из-за этого предприятия с ярко выраженным «Синдромом Х» оказываются в роли хронических должников фискальной системе, если только она не принимает от них зачеты.
– утрачивают способности к использованию денежного (банковского) кредита, а также к применению денежных расчетов через банковскую систему;
– утрачивают заемные средства кредиторов в низкоэффективных (почти бросовых) капитальных вложениях и в убытках, что порождает инфляцию или утрату заемных средств кредиторов, в том числе и задолженности фискальной системе.
«Синдром Х» – это системное явление, свойственное не отдельному предприятию, а определенной совокупности агентов рынка и государства.
Так, например, чрезвычайно характерно предприятие АО «Норильскгазпром».
У предприятия единственный потребитель – Норильский металлургический комбинат, который оплачивает газовикам 30 млн. руб. в месяц, что и составляет выручку АО «Норильскгазпром». При этом, по состоянию на 01.07.97 г., газовики отгрузили комбинату продукцию, за которую еще не получили расчета, на сумму почти в 2,6 млрд. руб. Это соответствует семи годовому объему выручки. С другой стороны, газовики мобилизовали более 3,3 млрд. руб. заемных средств, из которых 2,8 млрд. руб. – задолженность фискальной системе, включая ее пени и штрафы. Этот объем долга эквивалентен 7 годам и 9 месяцам погашения, если предприятие не будет платить заработную плату и осуществлять текущие платежи, а направит всю выручку исключительно на погашение долга фискальной системе.
Другим предприятиям газовики должны 419 млн. руб. Это, безусловно, меньше задолженности фискальной системе, но на ее погашение потребуется 14 месячных выручек.
Финансовая ситуация АО «Норильскгазпром» наглядно отражает «Синдром Х», доведенный в своем развитии до абсурда.
Очевидно, что АО «Норильскгазпром» способно существовать в условиях Крайнего Севера на объеме тридцатимиллионной месячной выручки. Но предприятие хотело больше, применило цену, по которой не получило полного расчета («виртуальную» цену), в результате чего образовались «виртуальные» долги, которые никем и никогда не будут погашены.
С другой стороны, завышенная цена за газ, которая совершенно не соответствует фактическому расчету, была вынужденно принята ОАО «Норильский горнометаллургический комбинат», внесена в его издержки и повлекла за собой рост его отпускной цены.
Пример АО «Норильскгазпром» подтверждает еще одну характеристику «Синдрома Х». Он стимулирует рост цен и неконкурентоспособности российских товаров.
Нагляден тупиковый эффект «Синдрома Х». Три участника «Синдрома» (газовики, комбинат и фискальная система) признали друг у друга «виртуальные» объемы взаимных обязательств, не имеющих ничего общего с реальными расчетами. В результате никто ничего не выиграл.
Наоборот, продукция комбината стала дороже, а все участники истории остались лишь при иллюзиях в состоянии взаимного недовольства друг другом.
Более того, гигантские объемы взаимных «виртуальных» обязательств в данном случае фактически парализовали расчеты с фискальной системой.
При наличии среднемесячной выручки в 30 млн. руб. и среднемесячной заработной плате в 4,6 млн. руб. АО «Норильскгазпром» расходовало на оплату труда около 10 млн. руб., 20 млн. руб. фактически оставалось. За 1 полугодие 1997 г. федеральному бюджету не было уплачено ни рубля, а Пенсионному фонду РФ, при текущих начислениях в 19 млн. руб., было уплачено всего лишь 3 млн. руб. В результате общая недоимка только Пенсионному фонду возросла до 50 млн. руб., что эквивалентно годовой задолженности по средней пенсии более чем 13 тысячам пенсионеров.
«Финансовое клонирование». Анализируя определение, предложенное П.А. Карповым, можно сделать вывод о том, что «Синдрому Х» свойственны два основных момента:

стр. 1
(всего 13)

СОДЕРЖАНИЕ

Вперед >>