стр. 1
(всего 11)

СОДЕРЖАНИЕ

Вперед >>

Инвестиционное право

Фархутдинов И.З., Трапезников В.А. Инвестиционное право: учеб.-практ. пособие. - "Волтерс Клувер", 2006 г.

Сведения об авторах:

Фархутдинов Инсур Забирович, кандидат юридических наук, старший научный сотрудник Центра международно-правовых исследований Института государства и права Российской академии наук, член Российской ассоциации международного права; автор книг и научных статей по различным проблемам правового регулирования иностранных инвестиций в России;
Трапезников Валерий Анатольевич, кандидат юридических наук, член Российской ассоциации международного права; автор книг и научных статей по различным аспектам инвестиционной деятельности

В учебно-практическом пособии инвестиционное право впервые рассматривается как отрасль права, изучаются отдельные институты общей и особенной частей этой отрасли. Исследуется история инвестиционного законодательства России, правовая природа основных понятий инвестиционного права, вопросы антимонопольного регулирования в инвестиционной деятельности и контрактные формы инвестиций - лизинг, концессия, соглашение о разделе продукции, франчайзинг. Рассмотрены особенности налогообложения и страхования инвестиций, коллективные формы инвестиций на примере деятельности паевых инвестиционных фондов, особенности инвестирования в жилищном строительстве, правовое регулирование инвестиций на рынке ценных бумаг, инновационный проект. Приводится краткий анализ судебно-арбитражной практики отдельных категорий инвестиционных споров, проведена их классификация по различным основаниям

Рекомендуется преподавателям, студентам и аспирантам юридических вузов и факультетов. Будет полезна практическим работникам государственных и рыночных структур













Указатель сокращений
БК РФ - Бюджетный кодекс Российской Федерации
ГК РФ - Гражданский кодекс Российской Федерации
ЗК РФ - Земельный кодекс Российской Федерации
ЛК РФ - Лесной кодекс Российской Федерации
НК РФ - Налоговый кодекс Российской Федерации
Закон о государственной регистрации прав на недвижимое имущество - Федеральный закон от 21 июля 1997 г. N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним"
Закон о жилищных накопительных кооперативах - Федеральный закон от 30 декабря 2004 г. N 215-ФЗ "О жилищных накопительных кооперативах"
Закон о защите конкуренции на рынке финансовых услуг - Федеральный закон от 23 июня 1999 г. N 117-ФЗ "О защите конкуренции на рынке финансовых услуг"
Закон о защите прав инвесторов на рынке ценных бумаг - Федеральный закон от 5 марта 1999 г. N 46-ФЗ "О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг"
Закон о защите прав потребителей - Закон Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. N 2300-I "О защите прав потребителей"
Закон о лизинге - Федеральный закон от 29 октября 1998 г. N 164-ФЗ "О лизинге"
Закон о лицензировании - Федеральный закон от 8 августа 2001 г. N 128-ФЗ "О лицензировании отдельных видов деятельности"
Закон о недрах - Закон Российской Федерации от 11 февраля 1992 г. N 2395-1 "О недрах"
Закон о некоммерческих организациях - Федеральный закон от 12 января 1996 г. N 7-ФЗ "О некоммерческих организациях"
Закон о регистрации юридических лиц - Федеральный закон от 8 августа 2001 г. N 129-ФЗ "О регистрации юридических лиц"
Закон о рынке ценных бумаг - Федеральный закон от 22 апреля 1996 г. N 39-ФЗ "О рынке ценных бумаг"
Закон о СРП - Федеральный закон от 30 декабря 1995 г. N 225-ФЗ "О соглашениях о разделе продукции"
Закон об инвестировании средств для финансирования накопительной части трудовой пенсии - Федеральный закон от 24 июля 2002 г. N 111-ФЗ "Об инвестировании средств для финансирования накопительной части трудовой пенсии в Российской Федерации"
Закон об инвестиционной деятельности в форме капитальных вложений - Федеральный закон от 25 февраля 1999 г. N 39-ФЗ "Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений"
Закон об инвестиционной деятельности - Закон РСФСР от 26 июня 1991 г. N 1488-1 "Об инвестиционной деятельности в РСФСР"
Закон об инвестиционных фондах - Федеральный закон от 29 ноября 2001 г. N 156-ФЗ "Об инвестиционных фондах"
Закон об иностранных инвестициях - Федеральный закон от 9 июля 1999 г. N 160-ФЗ "Об иностранных инвестициях в Российской Федерации"
Закон об организации страхового дела - Закон Российской Федерации от 27 ноября 1992 г. N 4015-1 "Об организации страхового дела в Российской Федерации"
Закон об основах налоговой системы - Закон Российской Федерации от 18 марта 1991 г. N 114 "Об основах налоговой системы в Российской Федерации"
Закон об участии в долевом строительстве - Федеральный закон от 30 декабря 2004 г. N 214-ФЗ "Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые акты Российской Федерации"
Положение о регистрации предприятий с иностранными инвестициями - Постановление Правительства РСФСР от 28 ноября 1991 г. N 26 "О регистрации предприятий с иностранными инвестициями"
БНА - Бюллетень нормативных актов министерств и ведомств; Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти
Ведомости СНД и ВС РСФСР - Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР
Вестник ВАС РФ - Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации
РГ - "Российская газета"
САПиП РФ - Собрание актов Президента Российской Федерации и Правительства Российской Федерации
СЗ РФ - Собрание законодательства Российской Федерации
СП РСФСР - Собрание постановлений Правительства РСФСР


Содержание
Предисловие
Введение
Глава I. Инвестиционное право - комплексная отрасль права
1.1. Основные и комплексные отрасли права: проблемы разграничения
1.2. Предмет, понятие, цели и задачи инвестиционного права
1.3. Система инвестиционного права
1.4. Принципы инвестиционного права
1.5. Субъекты инвестиционного права
Глава II. Инвестиционный потенциал российской экономики: опыт, тенденции, проблемы
2.1. Реформы в российской экономике и их отражение в инвестиционной сфере
2.2. Проблемы формирования благоприятного инвестиционного климата
2.3. Основные направления государственной инвестиционной политики
Глава III. Становление и развитие российского инвестиционного законодательства
3.1. Зарождение и становление инвестиционных правоотношений в России до 1917 года
3.2. Советский период
3.3. Современное инвестиционное законодательство Российской Федерации
Глава IV. Государственное регулирование инвестиций
4.1. Формы и методы государственного регулирования инвестиционной деятельности
4.2. Государственные гарантии как основа обеспечения инвестиционной деятельности
4.3. Роль антимонопольного законодательства в регулировании инвестиций
4.4. Разрешительная система регулирования инвестиций
4.5. Регистрационная система регулирования инвестиций
4.6. Задачи и функции органов исполнительной власти в организации инвестиционной деятельности
Глава V. Система правового регулирования инвестиций в Российской Федерации
Глава VI. Правовая природа основных понятий в сфере инвестиционной деятельности
6.1. Правовое содержание инвестиционных отношений и инвестиционной деятельности
6.2. Основные классификации инвестиций
6.3. Инвестиционный проект
Глава VII. Правовое регулирование инвестиций в капитальном строительстве
Глава VIII. Передача технологий и других результатов интеллектуальной деятельности как особая форма привлечения прямых инвестиций
8.1. Интеллектуальная собственность как форма прямых инвестиций
8.2. Инновационный проект: правовой механизм разработки и реализации
Глава IХ. Контрактные формы привлечения инвестиций
9.1. Правовые основы концессионных форм инвестиционной деятельности
9.2. Соглашения о разделе продукции как механизм привлечения инвестиций
9.3. Правовые основы лизинга как вида инвестиционной деятельности
9.4. Франчайзинг как современная контрактная форма осуществления инвестиций
Глава Х. Правовой режим инвестиционной деятельности на рынке ценных бумаг
10.1. История российского рынка ценных бумаг
10.2. Вложение в ценные бумаги как одна из форм инвестиционного процесса
10.3. Участники рынка ценных бумаг: эмитенты, инвесторы, посредники
10.4. Правовой механизм государственного регулирования на рынке ценных бумаг
Глава ХI. Инвестиционные фонды как форма коллективного инвестирования
11.1. Инвестиционные фонды: понятие, виды, классификация, правовое регулирование
11.2. Правовое обеспечение деятельности паевых инвестиционных фондов
11.3. Правовое регулирование инвестиций пенсионных фондов
Глава ХII. Правовое регулирование инвестиций в жилищном строительстве
12.1. Долевое участие граждан в инвестировании строительства жилья
12.2. Особенности коллективного участия в инвестировании в жилищном строительстве на примере жилищных накопительных кооперативов
Глава ХIII. Инвестиционные отношения в земельном праве
Глава ХIV. Налогообложение как важнейший механизм регулирования инвестиций
14.1. Роль налогообложения в инвестиционной деятельности
14.2. Налоговые льготы для инвесторов
14.3. Особый порядок налогообложения при разработке природных ресурсов
Глава ХV. Страхование инвестиционной деятельности и инвесторов
15.1. Правовой статус страховщика при страховании инвестиций
15.2. Инвестиции как объект страхования
Глава ХVI. Судебно-арбитражная практика и инвестиционная деятельность
16.1. Понятие и виды споров с участием инвесторов
16.2. Судебно-арбитражная практика рассмотрения дел, связанных с договором лизинга
16.3. Судебно-арбитражная практика, связанная с инвестиционной деятельностью в капитальном строительстве
16.4. Судебно-арбитражная практика в сфере портфельных инвестиций на примере законодательства об акционерных обществах
Глава ХVII. Государство как субъект инвестиционной деятельности
Глава XVIII. Особенности правового режима иностранных инвестиций в России
18.1. Общие положения
18.2. Сущность правоотношений в сфере иностранных инвестиций
18.3. Иностранные инвестиции
18.4. Иностранный инвестор
18.5. Принудительные формы изъятия иностранных инвестиций
Библиография


Предисловие

Внимание, которое в современной России уделяется вопросам инвестиций, имеет весьма важное значение: оно свидетельствует об общем понимании того, что без правильно организованного инвестиционного процесса никакая модернизация страны и успешное движение вперед невозможны. Отсюда и такое острое внимание к этой теме, еще десять - пятнадцать лет назад находившейся исключительно в сфере академической науки. Сегодня это вопрос непосредственной жизни и практики. Как огромное экономическое достижение воспринимаются официальные данные о том, что в первой половине 2005 г. объем только иностранных инвестиций в экономику России превысил 10 млрд. долл. США.
Поэтому инвестиционное право сегодня не только находится в центре внимания общества, но и требует серьезного изучения уже достигнутого, а также глубокой проработки новых представлений и понятий, скорейшего создания в экономической жизни страны основных условий реализации успешного инвестиционного процесса, изменения массовой психологии и серьезного массового обучения этой премудрости. Этого требуют те 80 млрд. долл. США, которые, по различным оценкам специалистов, сегодня находятся на руках россиян и практически не участвуют во внутреннем инвестиционном процессе. Превращение этих средств в инвестиции - вопрос доверия населения государству, неизменных инвестиционных правил игры, отладки действенного механизма защиты прав и интересов массовых инвесторов и целого ряда других факторов, о которых мы говорим в своей книге.
В свете сказанного становится понятным сегодняшний интерес общества к этой проблеме, а что касается ее изучения в совсем еще недавнем прошлом, нужно отметить, что внутренние инвестиции как таковые не могли быть предметом изучения как экономистов, так и юристов по той простой причине, что их не было в принципе. Не случайно заслуженные специалисты в сфере инвестиционного права Н.Н. Вознесенская, Н.Г. Доронина, А.Г. Богатырев, М.М. Богуславский и другие занимались разработками теории и практики международно-правового регулирования иностранных инвестиций в развивающихся государствах. Тем не менее их научные труды, выходившие еще в середине 70-х гг. прошлого века, и последующие исследования сохраняют свою актуальность и верой и правдой послужили авторам этой книги. Отдаем дань уважения и многим дореволюционным и современным ученым, труды которых во многом оказались полезными в нашей работе.
Настоящая книга посвящается авторами своей alma mater - Башкирскому государственному университету и памяти прекрасных профессоров-юристов: Марка Семеновича Орданского, Фоата Гарифулловича Гилязова, Льва Львовича Каневского, Владимира Сергеевича Калмацкого и др.
Авторы выражают надежду, что эта книга станет полезным подспорьем для студентов, аспирантов, преподавателей юридических, экономических и финансовых специальностей; для практических работников государственных и рыночных структур.

Инвестиции - это канат,
который нельзя толкать,
его можно только тянуть


Введение

Парадоксально, но факт: внутригосударственное инвестиционное право в отечественной юридической научно-практической сфере до последнего момента остается практически не исследованной в полном объеме. Работ по российскому инвестиционному праву очень мало. Особенно в свете того, что отечественная правовая литература в последние годы, как по системе матрешек, распадалась на отрасли и подотрасли невиданными до сих пор темпами. Последнему есть свое объяснение. Объективное развитие отечественной юриспруденции подталкивает специалистов, вынуждая идти в ногу со временем, на разработку все более новых подотраслей, комплексных правовых образований, отраслей, институтов. Так что, думается, в недалеком будущем мы "догоним и перегоним Америку" в этой сфере.
В свое время один из авторов этой книги, занимаясь в библиотеке одного из американских университетов, поражался обилию книг с такими названиями, как "Law of Сhild", "Law of Gaz", "Law of Oil". Бережно доставая со стеллажей такую книгу, он думал: "надо же, до чего дошли американцы!". Ему, выпускнику советского вуза, вначале казалось, что такая чрезмерно узкая правовая специализация - просто излишество. Так же можно действительно дойти до "троллейбусного" и "трамвайного" права.
С позиций сегодняшней российской юридической науки можно понять первопричины научной дискуссии о невозможности раздробления целостной целомудренной советской юридической науки*(1). В условиях единой, донельзя централизованной командно-административной системы управления экономикой и обществом не могло быть и речи о подобных вольностях.
В свете вышесказанного становится более понятным, что наука инвестиционного права в нашей стране начиналась с изучения форм и методов правового регулирования инвестиций в зарубежных странах. Внутренние инвестиции как таковые не могли быть предметом изучения ни для экономистов, ни для юристов по той простой причине, что их не было в принципе. Не случайно наши заслуженные специалисты в сфере инвестиционного права - Н.Н. Вознесенская, Н.Г. Доронина, А.Г. Богатырев, М.М. Богуславский и другие - занимались разработками теории и практики международно-правового регулирования иностранных инвестиций в развивающихся государствах. Их первые научные труды вышли в середине 70-х гг. прошлого века, а последующие исследования послужили неоценимой доктринальной базой в ходе работы авторов над созданием этой книги.
О том, что труды эти нисколько не устарели, свидетельствует следующее. Инвестирование, как пишут ведущие специалисты российского инвестиционного права Н.Г. Доронина, Н.Г. Семилютина, - это отчуждение имущества третьему лицу для последующего использования в целях развития производства ради получения прибавочного продукта, являющееся признаком и неотъемлемым свойством капиталистического производства. Слабость инвестиционного процесса в России свидетельствует и о слабости российского капитализма в целом. Вспоминается анекдот не так давно минувших времен: самая лучшая колбаса - это чулок, набитый деньгами. Это антитеза к рыночной экономике. Деньги в чулках - это замороженные сбережения граждан, не верящих в их возвратность. Далеко ли мы ушли от такого состояния?
Деньги в чулках - к сожалению, это актуально для современной России. По некоторым данным, российские граждане держат в разного рода кубышках сумму, эквивалентную 80 млрд. долл. США. Речь, по существу, идет об омертвленном капитале, т.е. о деньгах, которые не работают на российскую экономику, стало быть, на благо российского общества.
Однако в этом процессе можно увидеть не только отрицательные, но и положительные тенденции, поскольку инвестиции находятся в обороте, хотя и в чужой стране. Логически из такой невыгодной для национальной экономики ситуации напрашивается вопрос: как вернуть обратно ушедшие из России капиталы?
Инвестиции национальные и иностранные: существует ли между ними связь? Связь есть, хотя бы потому, что без внутренних инвестиций иностранные инвестиции - как бы соломинка для утопающих. Возникает вопрос: может ли иностранный инвестор верить в сохранение и приумножение своих капиталов, вкладывая их в российскую экономику? Скорее всего, хотел бы, но не может. Скажем, общий объем привлеченных в Россию иностранных инвестиций по сравнению, например, с Китаем, весьма скуден. Ежегодный приток инвестиций в Китай превышает 40 млрд. долл., в России - в пять раз меньше. Вероятно, это связано с тем, что иностранные инвесторы до сих пор находятся в ожидании того, когда граждане России понесут свои деньги в национальные банки и инвестиционные фонды. Это и есть лакмусовая бумажка для определения рейтинга отечественного финансового рынка, сигнал иностранным инвесторам об устойчивости национальной экономики.
Итак, можно сказать: "Деньги всех стран, соединяйтесь! И работайте во благо их владельцев-держателей, то есть получателей выгод от их правильного вложения".
Необходимо также отметить, что данную книгу невозможно представить без научно-практических трудов отечественных ученых. Прежде всего, хотелось бы высказать признательность правоведам общей теории права, на основании научной доктрины которых мы попробовали разработать инвестиционное право как комплексную правовую отрасль. Прежде всего необходимо отметить научные работы С.С. Алексеева*(2), С.М. Братуся*(3), О.С. Иоффе*(4), А.Б. Венгерова, Д.А. Керимова, В.В. Лазарева, В.В. Лаптева, В.С. Нерсесянца, С.В. Полениной, А.С. Пиголкина, Ю.А. Тихомирова, Б.Н. Топорнина, Р.О. Халфиной, В.Ф. Яковлева.
Отдаем дань признания дореволюционным ученым, труды которых и сейчас являются научно-методическим подспорьем для российских юристов*(5).
Также при создании данной книги авторы опирались на произведения современных авторов - А.Б. Альтшуллера, А.Г. Богатырева, Г.Е. Быстрова, М.М. Богуславского, Н.Н. Вознесенской, Н.Г. Дорониной, Н.Г. Семилютиной, Г.И. Курдюкова, Л.Х. Мингазова, Р.М. Валеева, И.И. Лукашука, Г.К. Дмитриевой, Т.Н. Нешатаевой, О.Н. Садикова, Н.Е. Тюриной, В.В. Силкина, М.С. Евтеевой и др.
В силу отсутствия на данный момент достаточной юридической проработанности основных понятий инвестиционного права была использована также литература экономического характера, в том числе работы следующих авторов: Е.Р. Орловой, В.С. Барда, С.Н. Бузулукова, И.Н. Дрогобыцкого, А.П. Бычкова, Б.Ф. Брандта, Л.Я. Эвентова.
Использованная в книге нормативная база приводится по состоянию на 1 октября 2005 г.


Глава I. Инвестиционное право - комплексная отрасль права

1.1. Основные и комплексные отрасли права: проблемы разграничения

Система права по своей внутренней структуре есть соединение действующих в государстве юридических норм в единое целое и их разграничение на институты, подотрасли и отрасли права*(6).
Для инвестиционного права имеет важное значение межотраслевое согласование, призванное помочь научно-теоретическому обоснованию места отрасли права в правовой системе России. Как справедливо утверждает известный российский ученый В.Ф. Яковлев, межотраслевое согласование должно носить конкретный характер и осуществляться на основе анализа комплекса юридических норм, регулирующих те или иные правовые отношения. При этом задача состоит не столько в устранении противоречий и нестыковок отдельных нормативно-правовых актов, регулирующих смежные сферы деятельности, сколько в том, чтобы добиться взаимообусловленности и взаимосогласованности норм в ходе правоприменительной практики. Так, в инвестиционном праве следует добиваться гармонизации правового режима инвестиций, например, с банковской и страховой сферами и т.д. В настоящий момент в инвестиционной сфере действуют десятки актов федерального уровня, регулирующих как гражданско-правовые, так и публично-правовые отношения. Поэтому возникает необходимость устранять несогласованность актов, принятых в разное время на разных уровнях различными нормотворческими органами, в целях оптимизации комплексного регулирования инвестиционных отношений*(7).
Правовая наука призвана обеспечивать совершенствование инвестиционного законодательства, изучать накопленный опыт, анализировать правовые основы регулирования инвестиционных отношений.
Одним из вопросов правовой науки является вопрос соотношения системы законодательства и системы права. Объективной основой отраслей права являются обособленные группы однородных общественных отношений, нуждающихся в специфических способах правового воздействия, и особых формах и методах правового регулирования. Предметом правового регулирования инвестиций в широком смысле этого слова выступают конкретные правоотношения, складывающиеся в отдельных областях экономики: промышленности, наукоемких технологиях, добычи и переработки полезных ископаемых, сельскохозяйственном производстве и т.д. В ходе осуществления инвестиционных проектов финансово-кредитные, организационно-управленческие, налоговые, трудовые отношения складываются в единое правовое пространство.
Тесная взаимообусловленность и взаимосогласованность отраслей права, регламентирующих инвестиционную деятельность, предполагают существование межотраслевых, комплексных нормативных актов.
К числу таких актов относятся законы о соглашениях о разделе продукции (СРП) и т.д. Представляют ли такого рода акты механическое соединение норм и правил, имеющих комплексный характер? Отнюдь нет, хотя бы потому, что право как таковое базируется на творческом подходе и правоприменительной практике. Сам правотворческий процесс немыслим без взаимопроникновения отраслей права.
Отсутствие в общей теории права достаточно надежных критериев разграничения отраслевых и комплексных совокупностей юридических норм и правил иногда видят там, где происходит сочетание и согласованность правовых отраслей.
Непосредственными критериями при разграничении отраслей права должны выступать юридические признаки. Бесспорно, отраслевой режим не может не быть сложным по своей внутренней структуре. При этом основные компоненты характеризуются особыми приемами регулирования и принципами, общими положениями, пронизывающими содержание той или иной отрасли. В частности, инвестиционное право воплощается в своеобразных, присущих только данной отрасли, формах и методах правового регулирования. Его отраслевые методы, составляющие комплексный механизм правового воздействия и обеспечения, основаны на двух элементарных началах - централизованном и диспозитивном регулировании. Последние в каждой отрасли в сочетании с совокупностью способов юридического воздействия (дозволениями, запретами, позитивным обязыванием) получают своеобразное выражение, что и сказывается прежде всего на правовом статусе субъектов - главной черте материнской (основной) отрасли с точки зрения свойственных ей форм и методов регулирования*(8). В связи с этим можно утверждать, что базовой правовой системой регулирования инвестиционных отношений является гражданское право.
Важнейшим теоретическим посылом также считается то, что юридические признаки вычленяют объективно существующие сегменты в правовой системе. Правовые критерии производны, так как они зависят, по большому счету, от материальных условий жизнедеятельности, что требует системообразующего подхода к оценке правовой сущности общественных (в данном случае - инвестиционных) отношений. Правовые режимы как таковые, возможность их перенесения на другие, казалось бы неспецифические, отношения обусловлены систематизирующими факторами.
Отрасли права находятся в сложных системных взаимоотношениях, иерархически зависимых друг от друга. Правообразующими отраслями являются конституционное, административное, гражданское, уголовное, процессуальное право, которые регулируют базисные звенья общественных отношений. Эти фундаментальные отрасли, выступающие в качестве ядра правовой системы, охватывают такие виды общественных отношений, которые по своему значению нуждаются в качественно-своеобразном правовом регулировании, что предопределяет типовые особенности правового инструментария. Во-первых, они олицетворяют базовые юридические режимы, требующие групповых методов регулирования. Например, принцип автономии воли сторон является базисным во всей системе гражданско-правовых отношений, следовательно, и в системе инвестиционных отношений. Во-вторых, фундаментальные отрасли отличаются "юридической чистотой", определенностью. В-третьих, они юридически первичны, цементируют исходный материал, который рождает правовой статус режимов других отраслей, и вследствие этого выступают в качестве заглавных подразделений в правовой системе.
Взаимообусловленность базовых отраслей можно представить следующим образом. Конституционное право является объективно основополагающей отраслью. Над ним как бы надстраиваются три материальные отрасли: с одной стороны, административное и гражданское право - отрасли регулятивного права, а с другой - отрасль, направленная, как правило, на выполнение охранительных задач, - уголовное право.
От конституционного права и от вышеобозначенных трех фундаментальных отраслей (гражданского, административного, уголовного) идут генетические, функциональные и структурные связи к соответствующим трем процессуальным отраслям: гражданско-процессуальной, административно-процессуальной, уголовно-процессуальной.
С точки зрения общей теории права наряду с основными подразделениями, обособляющимися по видовым юридическим режимам, имеются образования комплексного характера. В их ряду стоит и инвестиционное право. Оно, как комплексное образование, по мнению С.С. Алексеева, является не инкорпоративным собранием разноотраслевых норм, а выступает как юридически содержательное явление. Общим методологическим подходом является то, что правовые нормы в различном отображении юридической действительности имеют разноуровневый характер.
В экономических связях, возникающих из-за разделения труда между хозяйствующими субъектами, в том числе в ходе инвестиционной деятельности, преобладают моменты централизации и равенства, обусловленные обособлением имущества*(9).
Вопросы развития, утверждения системы права являются базисными в общей теории права. Это имеет бесспорную теоретическую значимость для научного обозначения роли и места инвестиционного права.
Для нашей темы большое значение имеет история разработки юридической природы комплексных образований. В.К. Райхер*(10), Ю.К. Толстой*(11) придерживались идеи, что комплексные отрасли права, в отличие от основных, не имеют особого места в правовой системе, им отводится лишь условное место в целях систематизации общепринятых норм и правил. Против деления отраслей права на основные и комплексные выступил О.А. Красавчиков*(12).
В пользу признания комплексных отраслей права высказался С.С. Алексеев, утверждая, что структура права не может быть с достаточной полнотой и точностью раскрыта, если не видеть ее органического единства с внешней нормой права, использование которой как категории комплексной отрасли права позволяет осветить механизм воздействия на систему права субъективного фактора развития законодательства*(13).
Идея основных и комплексных отраслей права была также поддержана Ю.К. Толстым*(14), О.С. Иоффе*(15) и М.Д. Шаргородским. Но они, в отличие от В.К. Райхера, не признавали комплексные отрасли составными частями системы права, рассматривая их как продукт систематизации правовых норм, используемый в различных целях. Впоследствии О.С. Иоффе пересмотрел свою позицию, присоединившись к критике точки зрения В.К. Райхера. Он категорически высказался против существования комплексных правовых отраслей и институтов*(16).
Теория основных и комплексных отраслей права наиболее предметно и обстоятельно рассматривалась в трудах Ю.К. Толстого, по мнению которого между основными и комплексными отраслями имеются следующие различия.
1. Каждая основная (самостоятельная) отрасль обладает предметным единством, тогда как комплексная отрасль лишена подобного единства.
2. В состав основных отраслей не могут входить нормы других отраслей права, в то время как комплексная отрасль по своему составу складывается из норм иных (основных) отраслей права.
3. Каждой основной отрасли права присущ свой специфический метод регулирования, тогда как комплексная отрасль использует ряд методов правового регулирования, почерпнутых из основных отраслей.
4. Основные отрасли занимают определенное место в системе права, напротив, комплексным отраслям отводится лишь условное место (в зависимости от целей систематизации) при систематике права.
Соображения о существовании комплексных отраслей в правовой системе основаны, считает он, на недоразумении, на некорректном использовании терминологии*(17). Под отраслью права понимается определенная совокупность норм, которая обладает единством предмета и метода регулирования. Что же касается нормативных массивов, то они четких логических (научно определенных) границ не имеют, а потому нередко прямо отождествляются с понятием отрасли права. Форма права не может быть оторвана от своего содержания, а потому и отраслевая дифференциация законодательства не может быть иной, чем система самого права: отраслей законодательства ровно столько, сколько отраслей права. В противном случае форма перестанет соответствовать своему содержанию. Именно в силу этого и нет не только комплексных отраслей права, считает Ю.К. Толстой, но и комплексных отраслей законодательства.
Первый шаг в освещении системы права заключается в том, что непосредственным критерием разграничения отраслей права должны выступать, отмечает С.С. Алексеев, именно юридические признаки. Один из них - метод правового регулирования. Всю совокупность юридических черт отрасли можно охарактеризовать в целом как юридический режим. Каждая отрасль права с юридической стороны выделяется в правовой системе именно таким режимом регулирования. Отраслевой режим в рамках соответствующего участка правовой действительности пронизывает все частицы правовой ткани, весь комплекс свойственного данной общности норм юридического инструментария. Отраслевой режим отличается известной замкнутостью, своего рода суверенностью, он не применим к отношениям, лежащим за пределами отрасли. Поэтому важно в ходе правоприменительной практики выяснить, под эгиду какого юридического режима попадает конкретный жизненный случай.
С.В. Поленина также не поддерживает идею о существовании комплексных отраслей права, но вместе с тем считает реальным фактом наличие комплексных правовых институтов. Межотраслевые институты - наиболее распространенная разновидность комплексных правовых институтов. Они возникают на стыке смежных отраслей права, т.е. отраслей, обладающих известной общностью регулируемых ими отношений*(18).
Что примечательно, к гражданскому праву смежными в наиболее общем виде будут все отрасли, регламентирующие отношения, которые имеют имущественный характер (административное, финансовое, земельное, трудовое, инвестиционное право и т.д.).
Очевидно, что в инвестиционном праве накоплена достаточная отраслеобразующая "критическая масса" нормативного материала. Количество нормативно-правовых актов, непосредственно или косвенно регулирующих инвестиционные отношения во всем их многообразии, перевалило за сотню. Налицо превращение группы взаимосвязанных "пограничных" институтов в новую отрасль права - инвестиционное право, что подтверждается появлением новых, присущих только данной группе институтов, понятий и конструкций, а также формированием общей части, содержащей принципы, общие начала, распространяющиеся в равной мере на все регламентируемые этой отраслью отношения.
Накопление "критической массы" в совокупности взаимосвязанных "пограничных" правовых институтов инвестиционного права означает не простое арифметическое разрастание нормативного материала до определенного предела, достижение которого означало бы признание факта существования новой отрасли права. Как известно, в ходе эволюционного развития количество переходит в качество, происходит определенный скачок, в результате которого появляются новые свойства, касающиеся предмета, метода, принципов и механизма правового регулирования определенной области общественных отношений.
Для признания юридических норм отраслью права необходим особый вид общественных отношений, который в данных условиях объективно требует юридически своеобразной правовой регламентации, и прежде всего - регламентации при помощи особого метода*(19).
При этом возникает вопрос: обладает ли инвестиционное право особым методом регулирования? Вопрос не риторический, требующий ясного конкретного ответа.
Что касается базовых отраслей права, здесь все просто: они обладают всеми присущими им признаками (структурными особенностями, юридическим своеобразием, наличием специфического предмета). Комплексные же отрасли - только частью этих признаков. Комплексные отрасли имеют лишь особый предмет (рассматриваемый в иной плоскости, нежели предметы основных отраслей) и некоторые черты юридического своеобразия, а именно - самостоятельную область законодательства, некоторые единые принципы, положения, приемы регулирования. Однако у них нет главных черт юридического своеобразия - "своего" метода и механизма регулирования.

1.2. Предмет, понятие, цели и задачи инвестиционного права

Для лучшего представления и усвоения вопросов, касающихся предмета и понятия инвестиционного права, целесообразно еще раз обратиться к основополагающим понятиям из общей теории права, которые мы рассмотрели ранее. Итак, общей теорией права выработаны понятие отрасли права и основные критерии отнесения той или иной совокупности институтов к правовой категории "отрасли права". Отечественные ученые рассматривают право как систему, состоящую из хорошо известных элементов восходящего уровня: норма, институт, отрасль права, система права в целом. Характерными особенностями права являются, прежде всего, его нормативность, институционность и структурированность. Право представляет с этой точки зрения многоуровневую, иерархическую структуру.
Отрасль права - это объединение правовых норм, регулирующих определенный вид общественных отношений. Приоритетное положение отрасли в системе права определяется тем, что она отражает и регулирует наиболее важные, относительно обособленные группы общественных отношений, играющих существенную роль в организации общественной жизни. В свою очередь, обособленный комплекс правовых норм, являющихся отраслью права и регулирующих разновидность определенного вида общественных отношений, представляет собой правовой институт. При этом родственные институты могут образовывать подотрасль права. Например, отраслью права является гражданское право, а его подотраслью - обязательственное право, институтом, входящим в данную подотрасль, - обязательства вследствие неосновательного обогащения, а одна из конкретных норм этого института (ст. 1104 Гражданского кодекса Российской Федерации, далее - ГК РФ) регулирует вопросы возвращения неосновательного обогащения в натуре.
Отрасли права - наиболее крупные центральные звенья структуры права. Что служит основанием деления на различные отрасли? В основе деления права на отрасли и институты лежат два критерия: предмет правового регулирования и метод правового регулирования. Если предмет - это общественные отношения, выделяющиеся своей однородностью, на которые воздействуют нормы конкретной отрасли права, то метод - это система регулятивного воздействия, которая характеризуется специфическими приемами регулирования.
Таким образом, формирование отдельных отраслей права происходит не произвольно, а в результате возникновения определенных отношений, регулирование которых осуществляется с помощью правовых норм (предмета) и особого регулятивного режима (метода). Другими словами, предмет и метод представляют собой необходимые условия отграничения одной отрасли права от другой. Если в научном мире возникает спор об образовании новой отрасли права, то существом такой дискуссии будет отделение предмета этой отрасли от смежных отраслей и выяснение особенностей регулятивного режима, т.е. приемов и способов воздействия на предмет регулирования.
В современной отечественной правовой науке принято выделять базовые и комплексные отрасли права. В то же время в правовой системе наряду с вышеназванными основными правовыми блоками, которые обособляются по юридическим режимам, выраженным в особых отраслевых методах, имеются образования комплексного характера, такие как морское право, банковское право, хозяйственное право, страховое право.
Эти образования являются комплексными в том смысле, что нормы, в них входящие, не связаны единым методом и механизмом регулирования, почти все они имеют "прописку" в основных отраслях (например, нормы морского права можно совершенно точно распределить по таким основным отраслям, как административное право, гражданское право, земельное право и т.д.).
В юридической науке до сих пор нет единого мнения по вопросам о роли и месте инвестиционного права в российской правовой системе. В отечественной литературе превалирует мнение, что инвестиционное законодательство - комплексная отрасль законодательства, объединяющая нормы различной отраслевой принадлежности, поэтому у инвестиционного права нет самостоятельного предмета и метода правового регулирования и оно не может быть признано самостоятельной отраслью права.
В настоящее время сложились два подхода в системе права: концепция удвоения структуры права и концепция одноплоскостной структуры права. Как утверждает доктрина, в правовой системе наряду с основными отраслями, обособленными по юридическим режимам, действуют образования комплексного характера. Правовые нормы, выступающие составными частями, остаются по своим исходным моментам в главной структуре, в основных отраслях, и на них распространяются общие положения соответствующих основных отраслей. Во вторичную структуру они входят, оставаясь нормами, например, гражданского, трудового, уголовного, административного права и т.д.
Действие на структуру права одновременно нескольких системообразующих факторов обусловливает наличие иерархии структур применительно к правовым образованиям.
Системообразующие факторы должны быть внешними для системы, в которой они применяются, и основываться на объективных признаках, определенных общественными отношениями, которые право регулирует. При этом основанная на них система должна отражать глубинные, существенные признаки объекта.
Сторонники второй теории едины только в отрицании концепции "удвоения структуры права". Одни из них полагают, что вторичные образования - это не комплексные отрасли, а комплексные правовые образования, а другие, признавая безусловную комплексность системы законодательства, считают невозможным существование в системе правовых отраслей комплексных (частнопубличных) образований.
Следует особо отметить, что и те, и другие признают наличие комплексных правовых норм в системе права и системе законодательства. Это объясняется тем, что практически невозможно выявить различия между такими понятиями, как комплексные отрасли и комплексные правовые образования. То же самое можно говорить о соотношении системы права и системы законодательства. Хотя между ними существуют определенные отличия, они не способны оказать существенного влияния на формирование отраслей права.
Очевидно, что из вышеизложенных двух теорий жизнеспособней является первая, признающая наличие вторичной, наслаивающейся на основные отрасли, структуры.
Не подлежит сомнению, что для формирования комплексной отрасли права необходимо наличие комплексного акта, регламентирующего целые сферы социальной жизни или их участки. В настоящее время такой комплексный акт (единый закон об инвестициях) находится на стадии обсуждения. Дело в том, что в целях совершенствования законодательства об инвестициях и улучшения инвестиционного климата было бы желательно осуществить консолидацию трех законов, действующих в сфере регулирования инвестиционной деятельности в России - Закона РСФСР от 26 июня 1991 г. N 1488-1 "Об инвестиционной деятельности в РСФСР"*(20) (далее - Закон об инвестиционной деятельности), Федерального закона от 25 февраля 1999 г. N 39-ФЗ "Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений"*(21) (далее - Закон об инвестиционной деятельности в форме капитальных вложений), Федерального закона от 9 июля 1999 г. N 160-ФЗ "Об иностранных инвестициях в Российской Федерации"*(22) (далее - Закон об иностранных инвестициях). Издание единого закона путем консолидации вышеназванных трех законов, безусловно, помогло бы более эффективной правоприменительной практике. Конечно же, следует сохранить гарантии иностранных инвесторов, которые связаны с особенностями их правового статуса как иностранцев. Особенности правового регулирования иностранных инвестиций, считает профессор Н.Г. Доронина, могли бы содержаться в специально посвященном таким инвестициям разделе. Консолидация действующего инвестиционного законодательства является необходимым условием для применения единых требований к иностранным и отечественным инвесторам, а также поможет устранить существующее дублирование норм, которое приводит к ошибкам в их толковании.
Принятие единого комплексного закона об инвестициях станет очевидным подтверждением самостоятельности как инвестиционного законодательства, так и инвестиционного права.
Таким образом, инвестиционное право является комплексной, существующей наряду с основными, отраслью права и занимает особое место в правовой системе.

1.3. Система инвестиционного права

Инвестиционное право как отрасль права имеет свою систему, т.е. внутреннюю структуру и разделение на определенные элементы, институты, каждый из которых отражает характер объективно складывающихся инвестиционных отношений в обществе, является закономерным процессом*(23).
Для понимания инвестиционного права и правового регулирования инвестиционных отношений необходимо в первую очередь отметить, что в современных условиях нормы инвестиционного права представляют собой первоначальный элемент содержания данной отрасли. Потому что в ней выражены прежде всего основные черты содержания инвестиционного права в целом. Содержанием инвестиционного права, т.е. предметом правового регулирования, является обособленная группа инвестиционных отношений, отражающих объективные условия существования и развития инвестиционного процесса и (или) инвестиционной деятельности.
Можно выделить следующие отличительные признаки инвестиционных правовых норм.
1. Поскольку инвестиционное право предназначено для установления и регулирования определенного вида общественных отношений, в которых основными участниками являются собственники, эти отношения объективно требуют юридически своеобразной правовой регламентации, поэтому каждой норме права присуще качество общеобязательного правила: нормы инвестиционного права обязательны для всех, кто является участником инвестиционных отношений.
2. Нормы инвестиционного права устанавливаются, а также охраняются от нарушения государством, осуществляющим контроль за соблюдением норм инвестиционного права.
3. Нормы инвестиционного права отличаются признаком формальной определенности. Они формулируют права субъектов инвестиционной деятельности на конкретные виды дозволенных действий на те или иные объекты, признаваемые инвестициями, а также обязанности, запреты и меры ответственности за их неисполнение или нарушение публичного порядка.
4. Нормы инвестиционного права регулируют сложные общественно необходимые отношения между собственниками.
При этом каждая из норм инвестиционного права является общеобязательным предписанием государства. Все нормы инвестиционного права призваны регулировать общественные отношения в сфере инвестиционной деятельности. При этом регулятивные нормы инвестиционного права устанавливают содержание правил поведения, которое выражается в мере дозволенного и должного поведения сторон регулируемого отношения. Это достигается путем определения прав и соответствующих обязанностей сторон инвестиционных отношений. В нормах инвестиционного права определены условия осуществления полномочий органов государства, перечни объектов инвестирования, особенности правового статуса отдельных участников инвестиционной деятельности и их признаки, организационно-правовые формы ведения инвестиционной деятельности, специальные требования к отдельным направлениям инвестиционной деятельности; порядок и условия заключения и исполнения договоров; пределы и формы государственного воздействия на инвестиционные процессы.
Разделение инвестиционного права как отрасли на институты, нормы в зависимости от содержания регулируемых качественно однородных общественных отношений, т.е. от объекта регулирования, представляет собой главную юридическую структуру предметной дифференциации.
В инвестиционном праве правовые нормы дифференцированы по институтам.
Для научного изучения системы инвестиционного права как отрасли права предлагается следующая схема 1.

Схема 1. Структура инвестиционного права как правовой отрасли

Критерий, который выявляется в процессе предметной дифференциации и интеграции норм инвестиционного права, связан с тем главным свойством, которым характеризуется система норм инвестиционного права - это стремление упорядочения содержания правовых норм, создания устойчивых связей элементов внутренней структуры, способных выявить и обеспечить действие свойств целостной системы, не присущих ее отдельным элементам.
Поэтому предметный подход и структурный анализ содержания норм инвестиционного права является критерием построения системы институтов инвестиционного права.
На основании изложенного можно предложить следующее определение понятия "институт инвестиционного права".
Институт инвестиционного права - это объективно обусловленная структура, состоящая из норм инвестиционного права, объединенная в единый правоприменительный комплекс, согласованно регулирующий качественно однородный определенный вид общественных отношений в сфере инвестиционной деятельности.

1.4. Принципы инвестиционного права

Для характеристики инвестиционного права наряду с определением предмета и места правового регулирования немаловажное значение имеют его основные принципы, в соответствии с которыми регламентируются инвестиционные отношения.
При рассмотрении принципов инвестиционного права можно установить, какие принципиальные идеи лежат в основе регулирования инвестиционных отношений. Они заключают в себе сущность инвестиционного законодательства, определяют общие направления и наиболее существенные моменты содержания правового регулирования инвестиционных отношений.
С точки зрения общей теории права под принципами подразумеваются основные положения, определяющие общую направленность и наиболее существенные черты содержания правового регулирования общественных отношений. Другими словами, принципы права представляют собой основу его формирования, развития и функционирования, которые носят форму ius cogens, т.е. общеобязательный характер. Принципы права лежат в основе не только всей правовой системы, но и всей правовой реальности государства в целом. Они призваны гармонизировать органическое взаимодействие субъективного и объективного права, норм права и правовых отношений, единство действующих в стране правовых норм, институтов и отраслей права. Традиционно правовые принципы подразделяются на свойственные праву в целом (общеправовые), его отдельным отраслям (отраслевые) или группе сложных отраслей (межотраслевые).
Вместе с тем отдельные вопросы, связанные с определением сущности правовых принципов и критериев их классификации, остаются дискуссионными.
Инвестиционным законодательством РФ закреплены единые принципы осуществления инвестиционной деятельности в стране: равенство прав инвесторов на осуществление инвестиционной деятельности; свободы договоров и свободного выбора объекта инвестиций (кроме случаев, когда законодательством прямо запрещено инвестирование в какие-либо объекты); самостоятельное осуществление инвестиционной деятельности (определение объемов, направлений, размеров и эффективности инвестиций); защита прав и законных интересов инвесторов (в том числе владения, пользования, распоряжения объектами и результатами инвестиций), включая защиту инвестиций (от национализации и реквизиции, от изменения законодательства, от незаконных действий государственных органов) и полное возмещение инвестору всех убытков, причиненных отчуждением имущества и незаконными решениями государственных органов, а также принцип взаимовыгодности инвестиций.
Принцип равенства субъектов инвестиционного права является основополагающим, так как он определяет все содержание инвестиционного права. В отличие от гражданского права, в инвестиционном праве он проявляется своеобразно, потому что одни субъекты инвестиционного права обладают бульшим объемом прав, чем другие.
Другим гражданско-правовым принципом, характерным и для инвестиционного права, выступает принцип свободы договора. Как известно, принцип свободы договора пронизывает всю систему гражданского права и систему прав в целом. Если в условиях административно-командной системы данный важнейший принцип не получил должного развития и договоры носили, как правило, плановый характер, то в условиях рыночной экономики он проявляется наиболее полно.
В инвестиционном праве принцип свободы договора, наряду с общегражданскими особенностями, обусловливается и другими специфическими чертами, обусловленными тем, что рыночные отношения - это не только гражданско-правовые (т.е. частноправовые) отношения, но и публично-правовые. Но в частноправовых инвестиционных отношениях свобода договора проявляется в полном объеме, а в публично-правовых - в ограниченном.
Следующий принцип - принцип свободы выбора инвестором объекта инвестиций. Согласно действующему законодательству об иностранных инвестициях, он заключается в том, что инвестиции могут вкладываться в любые объекты и виды деятельности, не запрещенные для таких инвестиций законодательством. Законодательством о прямых инвестициях устанавливается конкретный перечень секторов экономики, инвестирование в которые стимулируется путем предоставления льгот и преференций. Данный принцип должен означать, что любой инвестор вправе выбирать любой объект или вид деятельности для осуществления инвестиций (кроме запрещенных законом).
Важнейший принцип инвестиционного права - принцип самостоятельного осуществления инвестором своей деятельности. Он включает в себя: право инвестора владеть, пользоваться и распоряжаться объектами и результатами инвестиций; право приобретать необходимое инвестору имущество (если это не противоречит законодательству); невмешательство государственных органов и должностных лиц во внутрихозяйственную деятельность инвестора. Наиболее полно данный принцип во всех его проявлениях закреплен в законодательстве об иностранных инвестициях и о прямых инвестициях в виде государственных гарантий осуществления инвестиционной деятельности.
Принцип защиты прав и законных интересов инвесторов в настоящее время получил закрепление в отношении иностранных и утвержденных инвесторов. Он выражается в гарантиях государства по защите инвестиций, прибыли (дохода), дивидендов, прав и интересов инвесторов, в предоставлении гарантий защиты от изменений законодательства и обеспечении гласности в инвестиционной деятельности, а также в закреплении порядка разрешения инвестиционных споров.
Принцип взаимовыгодности инвестиций (или оптимального сочетания общегосударственных интересов и интересов инвесторов) заключается в том, чтобы инвестиционная деятельность не только приносила прибыль (доход) инвестору, но и способствовала организации новых предприятий, созданию дополнительных рабочих мест, увеличению производства товаров и услуг и повышению их качества и т.п.

1.5. Субъекты инвестиционного права

Определение круга лиц, которые признаются инвесторами, имеет существенное практическое значение.
Во-первых, от признания лица субъектом инвестиционного права зависит предоставление соответствующих прав и льгот, которые установлены в нормах инвестиционного права. Во-вторых, статус инвестора или другого субъекта инвестиционного права имеет значение при регистрации, допуске к осуществлению хозяйственной деятельности. В-третьих, если лицо признано инвестором, на него могут распространяться гарантии и другие условия, предусмотренные законодательством.
Круг инвесторов, которые являются субъектами инвестиционного права, можно определить, основываясь на законах об инвестиционной деятельности, т.е. актах, содержащих нормы, специально предназначенные для регулирования отношений, связанных с вложением капитала, прежде всего - отношений гражданско-правового характера. Субъекты инвестиционного права как собственники обладают наличием автономии воли сторон, однако в конечном счете их автономия воли подчинена воле государства как органа управления инвестиционными процессами. Это обусловлено тем, что никакой частный интерес в обществе не может быть правомерно реализован без заинтересованности в нем других частных лиц и общества в целом. Публично-правовое регулирование направлено на развитие общественно необходимых инвестиционных отношений в нужном направлении. Задача государства состоит в том, чтобы правильно определить общественный и государственный интерес, найти их оптимальное согласование и определить адекватные правовые условия и гарантии реализации*(24).
Понятие субъекта инвестиционного права непосредственно связано с оценкой предмета инвестиционного права. Общетеоретическое определение субъекта права сопряжено с констатацией субъективного права участия в отношениях, регулируемых правовыми нормами. Соответственно, носители прав и обязанностей, установленных правовыми нормами, характеризуются как субъекты права.
Основное свойство субъекта инвестиционного права - юридическая способность к самостоятельным правовым действиям, включая право заключать инвестиционные договоры, нести ответственность за свои поступки. Поскольку физические и юридические лица находятся под властью и юрисдикцией государства, то и их статус определяется органами государства. Однако при этом любой субъект инвестиционного права выступает как носитель установленных нормами инвестиционного права прав и обязанностей, следовательно, с понятием субъекта права связана характеристика его правосубъектности.
Инвестиционная правосубъектность как особое юридическое свойство есть качественная мера характеристики субъекта. Количественная мера - это совокупность прав и обязанностей. Иначе говоря, правосубъектность воплощается в совокупности прав и обязанностей. Права и обязанности субъектов инвестиционного права неоднородны.
Действительно, права иностранного инвестора не совпадают с объемом прав национального инвестора. Различен у них и объем правоспособности. Также неодинаковы и основания возникновения правоспособности. Для российских инвесторов, осуществляющих предпринимательскую деятельность, необходимо обязательно пройти процедуру регистрации в органах налоговой службы, и только после этого они вправе осуществлять предпринимательскую деятельность, носящую инвестиционный характер. В то же время в соответствии с требованиями Закона об иностранных инвестициях установлены специфические правила для иностранных инвесторов.
К категории иностранных инвесторов относятся прежде всего иностранные юридические лица. При этом гражданская правоспособность определяется в соответствии с законодательством государства, в котором оно учреждено. Тот же критерий установлен и в отношении иностранных организаций, не являющихся юридическими лицами. Помимо иностранных юридических лиц в качестве иностранных инвесторов могут выступать иностранные физические лица, при этом закон ограничивается отсылкой к праву страны постоянного местожительства для определения гражданской право- и дееспособности, в том числе и для наличия у них полномочий осуществлять инвестиции на территории Российской Федерации. В то же время, в отличие от ранее действовавшего Закона РСФСР от 4 июля 1991 г. N 1545-1 "Об иностранных инвестициях в РСФСР"*(25) (далее - Закон об иностранных инвестициях (1991)), в Законе об иностранных инвестициях прямо исключаются из круга инвесторов лица без гражданства, постоянно проживающие на территории Российской Федерации. Дело в том, что по своему правовому положению эти лица приравниваются к российским гражданам, и поэтому рассматривать их как иностранных инвесторов нет оснований.
Закон об иностранных инвестициях позволяет выступать в роли иностранных инвесторов также иностранным государствам и международным организациям.
Таким образом, правосубъектность иностранных инвесторов определяется специальным правовым актом - Законом об иностранных инвестициях.
В то же время правовой статус национальных инвесторов определяется другими нормативно-правовыми актами: ГК РФ, Законом об инвестиционной деятельности в форме капитальных вложений, Законом об инвестиционной деятельности.
Согласно ст. 1 частично действующего Закона об инвестиционной деятельности, инвестициями являются денежные средства, вкладываемые в объекты предпринимательской деятельности в целях получения прибыли. Поэтому определение инвесторов, предложенное Е.Н. Мысловским (инвесторы - это "лица и организации, имеющие свободные средства и заинтересованные в их приумножении")*(26), представляется вполне логичным и соответствующим сложившемуся пониманию этого явления в обществе.
Если некоторое время в качестве инвесторов в Российской Федерации выступали крупные предприятия, то процесс приватизации положил начало инвестициям частных лиц. Речь идет, прежде всего, о приватизационных чеках, которые многие граждане вкладывали в те или иные компании в надежде в дальнейшем получить определенную прибыль от своих вложений.
В Российской Федерации в настоящее время получило развитие и частное инвестирование как вложение свободных денежных средств для получения прибыли простыми физическими лицами, не зарегистрированными в качестве предпринимателей.
Особый правовой статус у инвесторов при инвестировании в строительстве. В данной ситуации инвестор - физическое лицо, заключая договор долевого участия в строительстве, пользуется дополнительным режимом защиты на основе законодательства о защите прав потребителей. В данных отношениях в силу прямого указания закона деятельность инвестора по направлению средств в строительство будет подпадать под регулирование Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. N 2300-I "О защите прав потребителей"*(27) (далее - Закон о защите прав потребителей)*(28). Таким образом, граждане-инвесторы, осуществляющие вложение в строительство в непредпринимательских целях, получают дополнительные механизмы защиты своих прав. Особый правовой статус инвестора наблюдается и при осуществлении портфельных инвестиций.
Все вышеизложенное позволяет сделать вывод, что основным субъектом инвестиционного права является инвестор во всех его законных проявлениях. Однако правовой статус данного субъекта инвестиционного права различен в зависимости от его национально-государственной принадлежности, организационно-правовой формы и сферы осуществления инвестиций.
Под инвесторами следует понимать субъектов инвестиционного права, осуществляющих вложение собственных, заемных или привлеченных средств в форме инвестиций и их целевое использование.
В качестве инвесторов могут выступать:
- органы, уполномоченные управлять государственным и муниципальным имуществом или имущественными правами;
- граждане, предприятия, предпринимательские объединения и другие юридические лица;
- иностранные физические и юридические лица, государство и международные организации.
Допускается объединение средств инвесторами для осуществления совместного инвестирования.
В сфере инвестиций можно выделить и других участников инвестиционных правоотношений.
Инвесторы могут выступать в роли вкладчиков, заказчиков, кредиторов, покупателей, а также выполнять функцию любого другого участника инвестиционной деятельности.
Традиционно слово "инвестор" толкуется как "вкладчик", а "инвестирование" - как "помещение, вкладывание капитала". При желании в таком толковании можно проследить связь с первоначальным смыслом. Действительно, вкладывая деньги в какое-либо предприятие, вкладчик получает возможность распространять на него свое влияние. Чаще всего он эту возможность реализует самым простым способом: вкладывается на свой страх и риск и получает дивиденды со своих вложений или просто не вкладывается (либо отзывает свой вклад), если его что-то не устраивает. В отдельных случаях вкладывание капитала дает ему возможность насаждать на "приобщенной территории" своих ставленников и идеологию с целью участия в управлении и увеличении своего инвестиционного дохода.
Фактически такое общепринятое толкование не только вносит многозначность в понятие "инвестор", но и сдвигает смысл слова в область несущественных характеристик. По сути дела, понятие "вкладчик" (равно как и "вклад") неспецифично не только для какого-то одного процесса, но даже для какой-то сферы деятельности: вкладчиком является не только инвестор, но также, к примеру, спонсор, меценат и т.д. Именно поэтому понятие "инвестор" не может толковаться как "вкладчик".
В инвестиционном процессе участвуют и заказчики, которыми могут быть инвесторы, а также любые иные физические и юридические лица, уполномоченные инвестором (инвесторами) осуществлять реализацию инвестиционного проекта, не вмешиваясь при этом в предпринимательскую и иную деятельность других участников инвестиционного проекта, если иное не предусмотрено договором (контрактом) между ними.
В случае если заказчик не является инвестором, он наделяется правами владения, пользования и распоряжения на период в пределах полномочий, установленных указанным договором, и в соответствии с действующим на территории Российской Федерации законодательством. Пользователями объектов инвестиционной деятельности могут быть инвесторы, а также другие физические и юридические лица, государственные и муниципальные органы, иностранные государства и международные организации, для которых создается объект инвестиционной деятельности.
Инвестор, как главная фигура инвестиционного проекта, обладает правом самостоятельно определять объемы, характер и эффективность инвестиций; контролировать их целевое использование; владеть, пользоваться и распоряжаться результатами инвестиций (кроме случаев, оговоренных в законодательстве); передачи части полномочий другим организациям.
Объектами инвестиционной деятельности в Российской Федерации являются вновь создаваемые и модернизируемые основные фонды и оборотные средства во всех отраслях и сферах народного хозяйства, ценные бумаги, целевые денежные вклады, научно-техническая продукция, другие объекты собственности, а также имущественные права и права на интеллектуальную собственность.
Особый субъект инвестиционного права - это государство, которое выступает одновременно как инвестор и как инициатор инвестиционной деятельности для удовлетворения интересов общества.
Государственное урегулирование инвестиционной деятельности, проведение инвестиционной политики, направленной на социально-экономическое и научно-техническое развитие Российской Федерации, обеспечивается государственными органами РФ, субъектов Федерации в пределах их компетенции и осуществляется:
- в соответствии с государственными инвестиционными программами;
- прямым управлением государственными инвестициями;
- введением системы налогов с дифференцированием налоговых ставок и льгот;
- предоставлением финансовой помощи в виде дотаций, субсидий, субвенций, бюджетных ссуд на развитие отдельных территорий, отраслей, производств;
- проведением финансовой и кредитной политики, политики ценообразования (в том числе выпуском в обращение ценных бумаг), амортизационной политики;
- в соответствии с установленными законодательством, действующим на территории Российской Федерации, условиями пользования землей и другими природными ресурсами;
- контролем за соблюдением государственных норм и стандартов, а также за соблюдением правил обязательной сертификации (в ред. Федерального закона от 19 июня 1995 г. N 89-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием законов Российской Федерации "О стандартизации", "Об обеспечении единства измерений", "О сертификации продукции и услуг""*(29));
- антимонопольными мерами, приватизацией объектов государственной собственности, в том числе объектов незавершенного строительства;

стр. 1
(всего 11)

СОДЕРЖАНИЕ

Вперед >>