стр. 1
(всего 34)

СОДЕРЖАНИЕ

Вперед >>

ОГЛАВЛЕНИЕ




ПРЕДИСЛОВИЕ IX

ОТ АВТОРА XI

Глава 1 Великие времена 1
Глава 2 Трейдинг - моя жизнь 19

Глава 3 Битва 41

Глава 4 Дух соперничества 59

Глава 5 Худшие времена 83

Глава 6 Расследование 101
Глава 7 Метаморфозы 127

Глава 8 Трейдинг становится электронным 155

Глава 9 Политика, трейдинг и фьючерсная биржа 187

Глава 10 От обычной к глобальной экономике 209

Глава 11 Из ямы к персональному компьютеру 227


VII
ВПРЕДИСЛОВИЕ




современном мире осталось слишком мало арен, где только мужество и воинский дух
определяют победителя в сражении гладиаторов. Пожалуй, только
бизнес, где вы работаете сами на себя, вооруженные интеллектом и
крепкими нервами, позволяет проявить качества бойца. Трейдинг
одна из таких редких арен. Да, у вас есть компьютерные программы
для анализа рынка, технические графики с уровнями поддержек и
сопротивлений, и телефоны, соединяющие экран вашего
компьютера с торговым залом биржи. Но, в конечном счете,
независимый трейдер сражается с рынком один на один, будь он
на полу или у экрана компьютера.
Я пришел на фьючерсный рынок в 22 года и оставался там боль-
шую часть своей жизни. Начинал "на побегушках", посыльным
Чикагской Торговой Биржи, получая минимальную зарплату, был
клерком, брокером, независимым трейдером. Сегодня я менеджер
фонда.
Мне повезло работать трейдером в наиболее захватывающие и
сложные периоды жизни в яме, когда биржа вводила контракт на
фондовый индекс Standart & Poor's 500, который вскоре затмил
все, что торговалось. По мере роста объема торговли контрактами на
S&P рос и я как трейдер, становясь более крупным игроком. В один
прекрасный день я вдруг осознал, что стал крупнейшим игроком на
S&P.

IX
X ПРЕДИСЛОВИЕ

Но бизнес стремительно меняется. Новые технологии, как и везде в
деловом мире, вторгаются в трейдинг. Бушуют дебаты, заменит ли
когда-нибудь персональный компьютер биржевую яму. Опять же яма
— важная часть моей профессиональной жизни. Я торгую на полу и
через компьютер, но везде по-прежнему остаюсь трейдером. Я всегда
буду трейдером.
Когда я решил написать эту книгу, то в шутку сказал, что моя
жизнь окончилась лишь наполовину. Я говорил это почти всерьез.
Сейчас я перехожу из ямы торгового зала к компьютеру, превращаясь
из независимого трейдера в менеджера фонда. В каждом из этих
обличий я по-прежнему узнаю много интересных историй. У меня
есть много наблюдений о трейдинге и жизни, которыми я могу
поделиться: о дисциплине, управлении риском и убытками, как
увеличить прибыль, когда времена благоприятны. Эти жизненные
уроки ключевые для любого трейдера - от стоящих на полу и за-
канчивая трейдером у экрана электронной системы.
Этот рассказ и моя личная история. Я не могу рассказать о своей
карьере, не поделившись деталями своей жизни. Жизненный опыт
повлиял на меня и как на человека, и как на трейдера. Осознав себя,
свои сильные и слабые стороны, я стал более совершенным. В самом
деле, знание себя - как вы реагируете на выигрыши и потери, как
хорошо умеете управлять успехами и неудачами — так же важно, как и
изучение технических ценовых графиков. Не рынок может когда-
нибудь вас разбить, а именно вы можете уничтожить себя. Риск
слишком высок. Огромное кредитное плечо. Не хватает дисциплины.
Отсутствие сосредоточенности. Я знаю это на собственном опыте. Я
покончил с этими грехами трейдинга как любой трейдер, честно
относящийся к самому себе. Но вы учитесь только тогда, когда
совершаете то, чего не надо делать. Вы разбираетесь со своими
ошибками, осознаете ответственность и однажды снова
возвращаетесь торговать.
ОТ АВТОРА




И стория миги "Дэйтрейдвр: крш, нот и смзы усима" •• тальм мм. Во
многих отношениях это история моей семьи. Я особо хочу
поблагодарить членов моей семьи за поддержку, любовь и ободрение
на протяжении всего времени создания книги, особенно мою жену
Джули, мою мать Флорэнс "Тутси" Борселино, моего брата Джоуи,
выдающегося независимого 8&Р-трейдера, и его жену Терезу. Эта
история - "наследство" для следующего поколения: моих детей Льюиса,
Энтони, Брайаны и Джоуи, которые носят фамилию Борселино; моих
приемных детей, Николь, Джэми и Ника; детей моего брата Энтони,
Джоуи, Джонни и Марлы. От всей души выражаю благодарность семье,
в которую входят мои дяди и тети — Норф и Долли, Луиза и Гас, Джози и
Мими, Кэрэлайн, Тина и Тони, Антуанетта "Пышка" и Вине, Сэмми и
Донна, Фрэнк и Тереза, а также всю семью в "широком понимании" и
моих дорогих друзей.
Я признателен друзьям, на протяжении многих лет
находившихся рядом, включая моего наставника Маури Кравитца, Джэка
Сандера, Джони Вэбера, работавшего со мной более 15 лет, и "мою
команду". Благодарю коллег по компании "Borsellino Capital
Management", включая моего партнера, Эдварда Р. Веласкеза Второго,
Джо ДиЛаурентиса, Брэда Салливана, Люка Мэтьюса, Джо Кале, Энтони
Руджерио, Лайта Кубла, Луи Лаззара, и моих кузину Марианну Палумбо
и кузена Тони Марино, тоже работавших у меня. Приношу благодарность
Джиму Себанку за его вклад, касающийся истории рынка, и за легенду
о трейдере Галилее, а также Марио Альберико за его откровения,
касающиеся сути электронного трейдинга.
XI
ХII ОТ АВТОРА

Особо благодарю сотрудников издательства John Wiley & Sons,
особенно моего редактора Памэлу ван Гиссен за ее помощь, юмор и
"железное" терпение, а также моего агента Ариэлу Уилкокс,
подсказавшую идею написать книгу.
Наконец, Дэйтрейдер салютует Ночному Писателю, горевшему
полуночной лампадой для завершения этой работы.

Чтобы связаться с Льюисом Борселино, пожалуйста, посетите
его сайт по адресу www.borsellino.com.
гш

Великие времена




В "черный понедельник" я находился вдали от тортовой ямы Меня не было в
Чикаго и в стране, в момент краха я даже не знал, что происходит на
рынке. В конце дня 19 октября 1987 года я зашел в магазин швейцарской
фирмы "Piaget" в Цюрихе купить часы. Продавец за прилавком,
швейцарец средних лет, одетый как любой из банкиров, которых я видел
на Банхофштрассе в финансовом районе Цюриха, выложил две пары часов
на черную бархатную подушечку и ждал, пока я рассмотрю их. На секунду
мой взгляд скользнул с часов в сторону улицы на наружное электронное
табло какого-то банка. Я не читаю по-немецки, но все-таки понял, что было
на табло. Индекс Доу-Джонса для промышленных компаний рухнул на
500 пунктов.
"Оно, должно быть, сломалось", — сказал я продавцу, указывая в сторону
банковского табло. И выбрал одни из часов, чтобы лучше рассмотреть их.
"Нет, сэр, - спокойно, с резким швейцарским акцентом сказал
продавец. — Сегодня рынок американских акций обрушился".
Мое лицо в миг побелело. Я вернул часы продавцу и бросился к двери.
"Сэр, вам не нужны часы?", - спросил растерявшийся продавец.
"Забудьте про часы, — бросил я через плечо. — Мне надо обратно в
Чикаго".
Вернувшись в отель, я увидел зловеще мерцающий индикатор
сообщений на моем телефоне. Звонили жена и брат, сообщившие то же,
что продавец в магазине. Рынок акций обрушился.
2 ДЕЙТРЕЙДЕР: КРОВЬ, ПОТ И СЛЕЗЫ УСПЕХА

Моя первая поездка в Европу оказалась короткой. Нас было семеро
— все бизнесмены, а я в свои 30 лет самый молодой в этой 10-дневной
экскурсии в Европу на отдых и немного расслабиться. После обеда в
прошлую пятницу мы отправились в Италию, затем в Швейцарию.
Когда я во второй половине дня в пятницу садился на самолет из
Чикаго в Нью-Йорк, у меня была короткая позиция по 25 фьючерсам
на S&P — фьючерсным контрактам на фондовый индекс Standart &
Poor's 500, но я оставил приказ на их ликвидацию по закрытию торгов.
К тому времени, как я вылетел из Нью-Йорка в Европу, я сделал на этой
сделке $250 000. По итогом года я уже был в плюсе на $2 миллиона.
Поездка обещала быть великолепной.
После выходных в Италии мы приехали в Цюрих. Я остановился в
самом лучшем пятизвездочном отеле "Beau Rivage". Когда я шел в тот
магазин часов, то думал только об отдыхе — никакого бизнеса. Однако
через несколько минут единственное, о чем я мог думать, — это как
можно быстрее вернуться в торговую яму. Во вторник утром я сел на
самолет до Лондона, откуда надеялся попасть на Конкорд,
вылетающий в Нью-Йорк. К моему изумлению, рейс был
переполнен. Мне пришлось выкупать бронь, по цене $5000 за билет в
один конец. Но даже эта заоблачная цена казалась оправданной
инвестицией для возвращения в торговую яму, где после дня
наибольшего однодневного падения фондового рынка меня ожидали
исключительные возможности.
На ближайшем рейсе в Нью-Йорк был такой муравейник, что я
даже не мог насладиться тем фактом, что впервые лечу на Конкорде.
Мое внимание было приковано к торговой яме, где, как я представлял,
фьючерсы на S&P должны были, вероятнее всего, развернуться после
резкого падения в понедельник. Но угнетала одна проблема, с
которой разобраться мог только я сам. У меня было 1 000 колл-
опционов на евродоллары, дающие мне право быть длинным в
евродолларах по $94, которые я купил на $25 000 примерно за два с
половиной месяца до этого. Я покупал эти опционы по двум
причинам: я хотел поближе познакомиться с опционами, достаточно
новым для меня инструментом. А в данной конкретной ситуации 94-е
коллы могли оказаться ценным приобретением в случае сокращения
краткосрочных процентных ставок.
Как трейдер, специализирующийся на торговле фьючерсными
контрактами на фондовый индекс Standart & Poor's 500 на Чикагской
Торговой Бирже, я хотел больше знать про опционы. В опционах
интересно то, что они дают держателю право — но не обяза-
ВЕЛИКИЕ ВРЕМЕНА 3

тельство — занять позицию на фьючерсном рынке в обмен на премию
опциона. У опционов конкретная цена исполнения, или страйк.
Чем ближе цена исполнения к текущей рыночной цене, тем ценнее
опцион (и тем выше его премия). Чем дальше от рынка цена
исполнения данного опциона, тем менее он ценен.
Существует несколько разных сложных стратегий одновременной
торговли фьючерсами и опционами, и я начал в них барахтаться.
Первый мой опыт — опционы на говядину. У меня появилась идея,
что цены на говядину вырастут. Она частично основывалась на
информации моего друга, работающего в оптовом мясном бизнесе. Я
решил купить коллы — 2 000 контрактов — примерно за $25 000,
получив право быть длинным по фьючерсам на говядину по цене 65
центов. В точном соответствии с моими надеждами рынок устойчиво
рос, пока цена на говядину не приблизилась к моей цене исполнения
на 0,20 цента. Если бы я знал тогда то, что я знаю сейчас! Я бы продал
фьючерсы, когда рынок был по 64,80. Следуя этой стратегии, в случае
роста цен я бы стал в длинную позицию по говядине по цене 65 путем
исполнения колл-опционов. Если бы цены упали, я бы оказался в
короткой позиции, начиная с цены 64,80. Единственный мой риск —
та разница в 20 пунктов между колл-опционами и ценой фьючерса.
Она примерно соответствовала вложению $61 000 — затратам на
опционы и моему потенциальному убытку по фьючерсной сделке, что
многократно бы компенсировалось возможной прибылью по сделке.
Вместо этого я остался в своих опционах, надеясь, что моя цена
исполнения 65 будет достигнута. Но Департамент сельского хозяйства
США в своем докладе сообщил о более высоком предложении
говядины по сравнению с предыдущими оценками. Цена говядины
пять дней шла вниз по лимиту, и мои опционы истекли бесполез-
ными. Если бы я продал фьючерсные контракты по 64,80, по моим
оценкам, прибыль по той сделке составила бы кругленькую сумму в
$750 000.
Второй случай, когда я пытался играть на опционах, имел место за
шесть недель до поездки в Европу. Евродоллары шли по 92, когда я
купил 1 000 опционов колл на эти контракты, чтобы быть в длинной
позиции по 94. Но сценарий, на который я надеялся — снижение
краткосрочных процентных ставок, — не собирался сбываться. Когда я
покинул Чикаго, евродоллары понизились до 91,50. Процентные
ставки должны были бы уменьшится на два с половиной базисных
пункта, чтобы цена моего страйка была достигнута.
4 ДЕЙТРЕЙДЕР: КРОВЬ, ПОТ И СЛЕЗЫ УСПЕХА

Это оказалось не совсем правильным прогнозом. Мои опционы были
"в кабинете", что означало: они еще не истекли, но стали
практически бесполезными.
Затем фондовый рынок рухнул, и Алан Гринспен, пытаясь погасить
панику, объявил, что Федеральная резервная система снизит ставки.
Во вторник утром мои евродолларовые опционы перешли из простой
бумаги в твердые деньги. Я мог бы превратить их почти в миллион
долларов, если бы не летел в самолете на высоте 50 000 футов.
На Конкорде не было телефонов, а когда я добрался до Нью-
Йорка, рынок евродолларов еще не открылся. Мне пришлось
ждать, пока я окажусь в самолете из Нью-Йорка в Чикаго, чтобы
заказать разговор по телефону с моим брокером. Но по непонятным
причинам телефон в самолете не мог считать мою кредитную карту.
Вот теперь я запаниковал. Никто не знал об этих опционах, а я застрял
в самолете, на котором не работает телефон. Я подошел к
бортпроводнице со сто долларовой купюрой и спросил: "У вас есть
карточка VISA или American Express?"
Она посмотрела на меня несколько недоуменно.
"Я товарный трейдер. Рынок сейчас сходит с ума. Мне нужно за-
казать телефонный разговор и позаботиться кое о чем. Но телефон не
принимает мою кредитную карту. Мне нужно сделать двухминутный
звонок. Я дам вам 100 долларов, если вы позволите мне
воспользоваться вашей кредитной картой".
Бортпроводница сжалилась надо мной и не взяла 100 долларов.
"Плата за разговор всего пять долларов", — сказала она. "Дайте мне пять
долларов и можете использовать мою кредитную карточку".
Когда я наконец добрался до трейдингового стола на бирже, то
узнал, что евродолларовые фьючерсы открылись по 94,50, но затем
откатились с этих высот. Мои опционы еще чего-то стоили — но далеко
не столько, сколько они могли бы стоить. Я продал их с прибылью в
250 000 долларов, которая, тем не менее, составляла 10-кратный доход
на вложение в 25 000 долларов.
Но оглядываясь назад, я бы проделал все это совсем по-другому,
будь, в тот день на полу. Я мог продать мои 94-е опционы, и сделать 500
000 долларов, или продать 1 000 евродолларовых фьючерсов, чтобы
быть в короткой позиции по 94,50, и оставаться в длинной по
опционам со страйком 94, что гарантировало бы 50-кратную
прибыль. Три дня спустя евродоллары опустились до 92, и я был бы в
короткой позиции с 94,50. В конечном счете, по моим подсчетам,
ВЕЛИКИЕ ВРЕМЕНА 5

я потерял как минимум 1 250 000 долларов потенциальной прибыли.
По факту, я сделал 250 000 долларов на опционах, которые считал
бесполезными. Во время краха 1987 года я сделал хорошие деньги -
но многое оставил на столе.
Когда я добрался до Чикагской Торговой Биржи во вторник, около
часа дня, она выглядела, как поле битвы после тяжелых потерь.
Некоторые трейдеры сбежали, чтобы никогда больше не возвра-
щаться. Многие были выдернуты своими клиринговыми фирмами,
потому что не имели достаточно денег на торговых счетах для по-

стр. 1
(всего 34)

СОДЕРЖАНИЕ

Вперед >>