стр. 1
(всего 8)

СОДЕРЖАНИЕ

Вперед >>

БАНДУРИН Владимир Васильевич
ЛАРИЦКИЙ Владимир Ермолаевич








ПРОБЛЕМЫ УПРАВЛЕНИЯ НЕСОСТОЯТЕЛЬНЫМИ ПРЕДПРИЯТИЯМИ В УСЛОВИЯХ ПЕРЕХОДНОЙ ЭКОНОМИКИ













Москва 1999


ББК
УДК









Бандурин В. В., Ларицкий В. Е. Проблемы управления несостоятельными предприятиями в условиях переходной экономики. – М.: Наука и экономика, 1999. – 164 с.

Книга посвящена одной из актуальных проблем современной России – решению проблемы управления несостоятельными предприятиями. В книге подробно исследован зарубежный и отечественный опыт и практика антикризисного управления, особенности российского законодательства о банкротстве. Также рассматриваются особенности методов антикризисного управления предприятиями различных отраслей и форм собственности. Книга проиллюстрирована примерами.
По мнению авторов книга может быть полезна специалистам по антикризисному управлению, сотрудникам Федерального и территориальных агентств по несостоятельности и финансовому оздоровлению предприятий и широкому кругу заинтересованных лиц.













© Бандурин В. В., Ларицкий В. Е.

ОГЛАВЛЕНИЕ
ВВЕДЕНИЕ 4
ГЛАВА 1. АНАЛИЗ ПРОБЛЕМ УПРАВЛЕНИЯ НЕСОСТОЯТЕЛЬНЫМИ ПРЕДПРИЯТИЯМИ 6
1.1. Понятие несостоятельного предприятия 6
1.2. Несостоятельные предприятия в переходной экономике России 14
1.3. Зарубежный опыт управления несостоятельными предприятиями 23
1.4. Основные направления трансформации российской системы бухгалтерского учета 52
Выводы по главе 61
ГЛАВА 2. ОСНОВНЫЕ АСПЕКТЫ НЕСОСТОЯТЕЛЬНОСТИ 62
2.1. Общее понятие кризисной ситуации 62
2.2. Основные понятия и определения 73
2.3. Анализ проблем и диагностика причин несостоятельности предприятия 78
2.4. Прикладные особенности антикризисного управления различных отраслей 97
Выводы по главе 111
ГЛАВА 3. МЕТОДОЛОГИЯ УПРАВЛЕНИЯ НЕСОСТОЯТЕЛЬНЫМИ ПРЕДПРИЯТИЯМИ В ПЕРЕХОДНОЙ ЭКОНОМИКЕ 112
3.1. Общие подходы к антикризисному управлению 113
3.2. Методика финансовой стабилизации несостоятельного предприятия 126
3.3. Методика анализа возможностей финансового оздоровления предприятия 135
3.4. Методика разработки инвестиционной программы для вывода предприятия из кризиса 144
Выводы по главе 156
ЗАКЛЮЧЕНИЕ 158
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ 161


ВВЕДЕНИЕ
Современная экономическая действительность заставляет руководителей предприятий постоянно принимать решения в условиях неопределенности. В условиях финансовой и политической нестабильности коммерческая деятельность чревата различными кризисными ситуациями, результатом которых может стать несостоятельность или банкротство.
Процедура банкротства, сам термин "несостоятельное предприятие" в восприятии большинства людей ассоциируются с разрушением. И это отчасти верно – когда судья Арбитражного суда появляется в зале и зачитывает свое решение, где говорится: "Признать предприятие Х несостоятельным", единственное, что происходит дальше – это полное прекращение деятельности предприятия, его ликвидация и распродажа активов в счет погашения долгов. Объявление предприятия несостоятельным означает признание его банкротом как свершившийся факт и исключает какой-либо иной путь, кроме ликвидации.
Однако, эта картина – уже почти финал процесса несостоятельности, который к этому моменту времени нередко длится несколько месяцев. Но это не обязательный финал. На протяжении всего периода времени, когда в арбитражном суде слушается дело о банкротстве, законодательство дает предприятию возможность остановить этот процесс и выбрать другой путь, если появится надежда, что предприятие можно спасти. На практике для каждого шестого предприятия именно так и происходит, и для них запускается в действие свой план спасения. Этот план спасения основан на предусмотренной действующим законодательством возможности применения различных реорганизационных процедур.
Таким образом, очевидно, что существует некое множество реорганизационных процедур, применяемых при несостоятельности. Вместе с тем, существует также ряд смежных вопросов реструктуризации предприятия. Реорганизационные процедуры – это борьба за сохранение жизни предприятию, находящемуся на грани банкротства. К сожалению, необходимо признать, что огромный потенциал, заложенный в реорганизационных процедурах, до сих пор не используется практикой в полной мере. Более того, этот вопрос почему-то постоянно находится в тени внимания прессы. Очень часто можно прочесть в газетах или услышать по радио о том, что даже крупнейшие компании находятся в критическом состоянии, на грани разорения, о громадных задолженностях по уплате предприятиями налогов в бюджет и внебюджетные фонды, о растущей статистике неплатежей между предприятиями, о банкротстве то одного банка, то другого. Объявления о признании банкротом предприятий добровольно или в судебном порядке стали уже частью повседневной реальности. Но, к сожалению, все еще очень мало пишут и говорят об успешном опыте того, как удалось избежать банкротства путем кардинальной перестройки предприятия и введения внешнего управления.
Причиной банкротства российских предприятий в период общего кризиса являются слишком неблагоприятные макроэкономические условия: нарушение традиционных хозяйственных связей, спад спроса, резкие трудно прогнозируемые изменения экономической политики правительства, нестабильность финансового рынка. Это лишний раз подтвердилось 17 августа 1998 г.
В этой связи, особенно актуальной становится проблема управления несостоятельными предприятиями именно в условиях переходной экономики.
Только применение комплекса методов из различных разделов экономики может дать сегодня тот необходимый экономический эффект и вывести российские предприятия из того кризисного состояния, в котором они находятся.
Таким образом, цель работы состоит в теоретическом обосновании и разработке методологии управления несостоятельными предприятиями в условиях переходной экономики.

ГЛАВА 1. АНАЛИЗ ПРОБЛЕМ УПРАВЛЕНИЯ НЕСОСТОЯТЕЛЬНЫМИ ПРЕДПРИЯТИЯМИ
1.1. Понятие несостоятельного предприятия
Понятие "несостоятельное предприятие" также как и понятие "управление несостоятельными предприятиями" неразрывно связаны между собой в связи с тем, что управление несостоятельными предприятиями является одной из главных проблем экономики и законодательства не только экономически развитых стран, но и стран с переходной экономикой, к которым в настоящее время относится и Россия. В российском федеральном законодательстве введены некоторые понятия для однозначного определения участников и самой процедуры банкротства. Однако, на наш взгляд они нуждаются в дополнении, в частности, таким понятием как управление несостоятельным предприятием. Тем не менее в работе будут применяться термины и понятия, используемые в том числе и в законодательстве.
Несостоятельное предприятие (банкрот) – предприятие, находящееся в состоянии банкротства.
Банкротство предприятия (юридического лица) – признанная арбитражным судом или объявленная должником неспособность в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей).
Управление несостоятельными предприятиями – последовательное осуществление управляющих воздействий с целью вывода предприятия из кризисного состояния.
Должник – предприятие, неспособное удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей в течение срока, установленного Федеральным законом "О несостоятельности (банкротстве)".
Механизм несостоятельности – судебная процедура признания должника банкротом.
Конкурсное производство – процедура банкротства, применяемая к должнику, признанному банкротом, в целях соразмерного удовлетворения требований кредиторов.
Следует признать, что на различных этапах экономических отношений несостоятельность предприятий и связанные с ней процедуры регулярно применялись для разрешения долговых споров между кредиторами и заемщиками. В этой связи, для более детального изучения механизма несостоятельности, на наш взгляд, необходимо более подробно рассмотреть историю конкурсного производства.
История конкурсного производства
Римское право
Основные положения сегодняшнего конкурсного производства происходят из римского права. Согласно ему, кредиторам предоставлялась возможность распоряжаться всем состоянием должника. Избранный самими кредиторами представитель составлял опись всего состояния должника (missio in bona). Кредиторы подавали свои требования управляющему имуществом должника (curator bonorum). Все состояние затем продавалось на аукционе. Полученная в результате этого выручка распределялась между кредиторами на основе квот. Кредиторы, располагавшие особенным залоговым правом, имели право потребовать выделения предмета залога из конкурсной массы. Удовлетворение интересов таких кредиторов осуществлялось вне рамок общего конкурсного производства, путем реализации соответствующих вещей, подвергнутых аресту. Определенные кредиторы пользовались привилегиями: государственная казна, супруга должника, кредитор ссуды на здание, а также банки, выступавшие в качестве ссудодателей.
Германское конкурсное право
Германское конкурсное право, т.е. совокупность правовых норм, регулирующих вопросы несостоятельности физических и юридических лиц, в средние века основывалось на положениях, действовавших в отдельных городах (Аугсбурге, Нюрнберге, Любеке).
Целью являлось достижение как можно более справедливого, равного удовлетворения всех кредиторских претензий. Имущество должника при этом полностью конфисковывалось. В отличие от римского права, в Германии конкурсное производство подвергалось надзору со стороны государства. Государственные органы, т. е. бургомистры и фогты (управляющие крупными имениями) привлекались при этом к участию в проведении конкурсного производства. Государственное казначейство, а также другие физические и юридические лица пользовались привилегиями и здесь.
Особые законы
Особого упоминания заслуживает Прусский конкурсный устав 1855 г. Данный закон основывался на соответствующем французском законе – "коде коммерции" (Code de Commerce). А этот французский закон основывался, в свою очередь, на римском праве.
Положения федерального законодательства о банкротстве
В своей основе российское законодательство о банкротстве основывается на мировом опыте. Как известно, возможность признания предприятия несостоятельным появилась в России достаточно недавно, с середины 1992 г., когда вышел Указ Президента, который впервые ввел процедуру банкротства. Чуть позже, 19 ноября 1992 г., был принят Закон Российской Федерации №3929-1 "О несостоятельности (банкротстве) предприятий", который стал основой для последующего регулирования в этой области. Закон, а также последующие нормативные акты и являются по существу правовой основой для применения реорганизационных процедур.
Необходимо отметить, что Закон не делает различий в отношении того, является ли предприятие государственным или частным, он ко всем применяет одинаковые критерии, процедуры и требования. Другая важная черта этого закона состоит в том, что судьбу предприятия, в конечном счете, решает арбитражный суд, который один правомочен принимать решение о проведении реорганизационных процедур или об их отмене. Никакие решения других органов (как, например, собрания кредиторов или учредителей) по этому вопросу не имеют юридической силы и не порождают юридических последствий.
В российском федеральном законодательстве вводятся различные понятия, связанные с процедурой банкротства: несостоятельность, должник, денежное обязательство, обязательные платежи, руководитель должника, конкурсные кредиторы, досудебная санация, наблюдение, внешнее управление (судебная санация), конкурсное производство, арбитражный управляющий (временный управляющий, внешний управляющий, конкурсный управляющий), временный управляющий, внешний управляющий, конкурсный управляющий, мораторий, представитель работников должника.
В частности, понятие несостоятельность трактуется следующим образом: несостоятельность (банкротство) – признанная арбитражным судом или объявленная должником неспособность должника в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей (далее – банкротство).
Помимо вводимых федеральным законодательством основных понятий, связанных непосредственно с банкротством, законодательством определяются и основные признаки несостоятельности, определяющие условия начала процедуры банкротства. Так, юридическое лицо считается неспособным удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, если соответствующие обязательства и (или) обязанности не исполнены им в течение трех месяцев с момента наступления даты их исполнения. То есть, в основу определения признаков банкротства юридических лиц положен принцип "неплатежеспособности". Суть этого принципа заключается в следующем: если должник длительное время (свыше трех месяцев) не расплачивается с кредиторами по обязательствам и не вносит обязательные платежи в бюджет и внебюджетные фонды, предполагается, что он не в состоянии этого сделать, т. е. является неплатежеспособным.
Анализ российского законодательства о банкротстве в свете зарубежного опыта и рекомендаций
По мнению западных юристов, для того, чтобы федеральный закон о банкротстве соответствовал требованиям рыночно ориентированного законодательства, он должен, как и другие современные нормативно-правовые акты, содержать возможности реорганизации и ликвидации предприятий-должников в рамках процедуры банкротства. Процедура ликвидации должна быть ясно структурирована и соответствовать современным представлениям. Возложение ответственности за процедуру банкротства на суды и обучение (лицензирование) внешних управляющих Государственным органом по банкротству должно позволить в сравнительно короткое время ознакомить специализирующихся на этих вопросах людей, управляющих и юристов с новым законодательством о банкротстве. Единообразные процедуры банкротства служат тому, чтобы избежать возможных нарушений интересов участников процесса при применении различных процедур, как например, мирового соглашения или ликвидации. Кроме того, это единообразие позволяет продать бизнес предприятия.
Как считают западные эксперты, принятая редакция федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" соответствует основополагающим моментам законодательства о банкротстве Канады, США, Великобритании и других стран и действующим международным правовым нормам в области банкротства и несостоятельности. Как принято в этих странах, процедуры проходят под общим наблюдением суда и под постоянным руководством и наблюдением на каждой отдельной стадии процедур арбитражного управляющего.
Законы о банкротстве разных стран рассматривают различные стадии процедур несостоятельности, но все они, как правило, начинающиеся с внешнего управления имуществом должника. На этой начальной стадии внешний управляющий имеет широкие полномочия, предоставленные либо судом (Франция, Германия), либо кредиторами во внесудебных процедурах (Великобритания и еще 70 стран англосаксонской правовой системы), и позволяющие изымать и продавать имущество должника, изучать информацию о должнике, учитывать интересы кредиторов, предлагать ликвидацию, мировое соглашение или реабилитацию должника [9] (рис. 1.1).
По общепринятому мнению, никакие хозяйствующие субъекты не должны быть выведены за рамки действия закона о банкротстве [7].
Законы о несостоятельности часто содержат особые положения, регламентирующие процедуры банкротства индивидуальных предпринимателей, кредитно-финансовых учреждений и фермерских хозяйств, а также иных предприятий с особым экономическим положением. По мнению зарубежных экспертов, в свете нынешней экономической ситуации в России особого одобрения заслуживают положения о градообразующих должниках, которые позволяют эффективно решать важнейшую проблему несостоятельности ведущих местных организаций. Однако в то же время необходимо отметить, что новое законодательство о банкротстве Российской Федерации не сможет воспрепятствовать ликвидации многих предприятий и потере рабочих мест ввиду масштабности задачи перевода плановой экономики на рыночные условия.
В отношении целесообразности специального законодательства, регламентирующего процедуры несостоятельности банков и других кредитных учреждений, зарубежный опыт свидетельствует, что для этих организаций акцент должен делаться не на введение специального законодательства о банкротстве, в надежде обеспечения его эффективности, а на финансовое регулирование и превентивные меры [2].






























Рис. 1.1. Права и обязанности внешнего управляющего
Согласно английскому законодательству, различия в подходах к банкротству финансовых учреждений и других организаций минимальны. Однако, в отношении банков имеются две небольшие особенности. Во-первых, Банк Англии наделен правом подавать заявления о применении к коммерческим банкам процедур внешнего управления или ликвидации, и, во-вторых, обязательным членом комитета кредиторов является Совет защиты индивидуальных вкладов (выплачивающий компенсации вкладчикам в определенных условиях и пределах) [2].
По мнению одного из ведущих зарубежных специалистов по банкротству Манфреда Бальца – старшего партнера Компании "Вильмер, Катглер и Пикеринг" (Берлин, ФРГ) – возможно и желательно подчинить процедуру, связанную с банкротством банков, общим правилам законодательства о банкротстве [10].
Российский закон не предусматривает использования оценки структуры баланса при решении вопроса о несостоятельности должника. В Соединенных Штатах Америки для получения правовой защиты от кредиторов должникам никак не надо демонстрировать свою несостоятельность, однако, большинство западных систем устанавливает определенные критерии несостоятельности, основанные, прежде всего, на стандарте потока денежных средств. Английская, французская и немецкая системы базируются на нехватке ликвидности, что позволяет избежать трудностей, связанных с бухгалтерскими оценками активов и пассивов для составления баланса, а также с возможной ненадежностью баланса. В частности, необходимо принять во внимание тот факт, что несостоятельный, а иногда нечестный должник может содержать свою отчетность в кажущемся порядке. В любом случае должники, имеющие нормальную структуру баланса, обычно в состоянии привлечь средства для решения временной проблемы низкой ликвидности, а неспособность должника погасить долг указывает на его угрожающую балансовую ситуацию, что также свидетельствует в пользу того, что одного критерия потока денежных средств вполне достаточно [2].
В большинстве правовых систем, прежде всего используется стандарт несостоятельности, ориентированный на ликвидность или приток наличности. Как французский закон, так и правовые системы, берущие свое начало из французского закона, основываются только на остановке платежей. Эта же норма содержится в законе о банкротстве США, который специально отменил проверку баланса как непрактичную и дорогую процедуру [1].
Как правило, для ходатайствования должником о применении таких мер ему нет нужды приводить доказательства своей неплатежеспособности или проходить какую-либо проверку на несостоятельность. Особо следует отметить, что в некоторых странах (Франция, Голландия, Испания) введены положения об особых мерах, не составляющих полностью процедур банкротства. Это может быть временная защита активов под контролем внешнего управляющего, во время которой вводится мораторий на выплаты индивидуальным кредиторам (но не на возможность подачи ими заявлений в суд).
Западными юристами не рекомендуется использование "мягких", половинчатых процедур под контролем должника, в частности, "наблюдения". Такие процедуры приводят ко многим негативным последствиям системы управления должником, например, к тактическому маневрированию руководства должника с целью сохранения контроля над предприятием, а также к увеличению нагрузки на суды. Западные эксперты также рекомендуют разработать в России в рамках законодательства по банкротству систему мер против ненадлежащего выполнения руководителями предприятий своих функций и установить порядок дисквалификации руководителей, персонально ответственных за доведение своего предприятия до банкротства.
Весьма часто выдвигается аргумент, что Россия отличается от других стран, и поэтому инструмент банкротства в ней не приживется по той причине, что российские предприятия часто владеют многими объектами социальной сферы. Однако практика показывает, что этот тезис неверен. Одной из стран, где многие предприятия также владеют объектами социального назначения, является Индия. Но в Индии уже много лет эффективно действует законодательство по банкротству [4].
Существуют неверные представления о роли реорганизационных процедур законодательства о банкротстве в процессе реорганизации и приватизации государственных предприятий. В частности, есть мнение, что банкротство может быть готовым механизмом проведения приватизации многих объектов государственной собственности, испытывающих финансовые затруднения. Вероятно, эти представления следуют из идеи о том, что реорганизация через банкротство является своего рода панацеей от всех болезней. Это не так. Закон о несостоятельности может регулировать права сторон в условиях неплатежеспособности. Он должен также способствовать спасению потенциально жизнеспособного бизнеса или его частей, иногда с выгодой, проистекающей от назначения нового руководства или введения новых методов управления, или от кооперации с предприятием-покупателем. Но он не способен спасти бизнес, нежизнеспособный даже теоретически из-за столь низкого спроса на выпускаемый товар, что цены не покрывают издержек – такое предприятие должно подлежать ликвидации [2].
Более того, банкротство может нарушить ход бизнеса. Банкротство, означающее публичное объявление о неудовлетворительном состоянии дел должника, может вызвать потерю доверия к нему со стороны клиентов и поставщиков, и даже потерю формальных прав. Таким образом, необходимо тщательно взвешивать выгоды и недостатки процедуры банкротства по отношению к каждому конкретному предприятию как частного, так и государственного секторов. Не существует единого предопределенного или всеобъемлющего решения. Банкротство не следует рассматривать как основной метод быстрой массовой приватизации. Оно может применяться в отдельных случаях как последний выход, когда попытки восстановления платежеспособности путем внесудебной реорганизации или продажи бизнеса исчерпаны [2].
По мнению зарубежных экспертов, действующий российский закон можно оценить как дальнейший шаг России в направлении рыночной экономики. Вопрос о том, сможет ли данный закон быть более действенным, чем прежний закон, связан с наличием возможности допустить ликвидацию неэффективных предприятий и перераспределение их работников. В то же время новый закон предлагает вполне разумную институциональную основу для деятельности арбитражных судов и специалистов по банкротству [9].
1.2. Несостоятельные предприятия в переходной экономике России
Российские предприятия еще недостаточно часто используют механизм банкротства для взыскания долгов со своих должников. Это подтверждается данными табл. 1.1 и рис. 1.2, в которых представлены данные о возбуждении дел о банкротстве в Ивановской области за период с 1993 по 1998 г.
Наибольшее число поданных ходатайств приходится на долю территориального агентства по делам о несостоятельности, а на втором месте находятся сами должники, которые более чем в 2 раза чаще являлись инициаторами возбуждения дел о признании самих себя несостоятельными. На наш взгляд, это происходит по нескольким причинам:
боязнь кредиторов при признании должника банкротом потерять даже те небольшие суммы, которые могут быть получены посредством спокойных переговоров с руководством должника;
желание должника, используя процедуру банкротства, избавиться от неликвидного оборудования, а затем с чистым балансом начинать новые проекты;
невысокая грамотность руководителей предприятий-кредиторов, как следствие, неумение использовать процедуру банкротства в качестве механизма взыскания долга.
Таблица 1.1
Структура поданных ходатайств в Арбитражный Суд по возбуждению дел о несостоятельности

Кто подал заявление
Количество заявлений
Территориальное агентство по делам о несостоятельности
21
Должник
15
Кредитор
7
Государственная налоговая инспекция
7
Прокурор
2
Всего
52

Рис. 1.2. Структура поданных дел о возбуждении дел о банкротстве
По наблюдениям сотрудников Территориального агентства Ивановской области наиболее сложной проблемой при проведении процедуры банкротства является подбор кандидатур на должности конкурсных управляющих. Это вызвано тем, что еще нет наработанной практики по проведению процедур санации, а успешные конкурсные управляющие содержат свое "ноу-хау" в строжайшей тайне.
Справочно:
Количество исковых заявлений в арбитражных судах в 1998 г. возросло на 17,3% и составило 493,5 тыс. против 420,6 тыс. в 1997 г.
В 1998 г. арбитражные суды удовлетворили 15963 исков налоговых органов о взыскании с организаций и граждан-предпринимателей недоимок и санкций по налогам, что составляет 73,7% от общего количества поданных налоговыми органами исков. В результате в бюджетную систему взыскано недоимок и штрафных санкций на сумму 894 млн. руб.
По словам источника, всего в прошлом году налоговые органы предъявили 21653 таких иска.
В то же время арбитражными судами было рассмотрено 7582 иска налогоплательщиков о признании решений налоговых органов недействительными и удовлетворили 58,6% таких исков.
Кроме того, как отметил представитель Высшего арбитражного суда, за прошедший год суды рассмотрели более 137 тыс. ходатайств о предоставлении отсрочки по уплате госпошлины, из которых удовлетворено 124,7 тыс. на общую сумму 1 млрд. 449 млн. руб.
Всего по рассмотренным арбитражными судами делам в прошедшем году в федеральный бюджет поступило пошлин на сумму 615 млн. руб., подчеркнул представитель Высшего арбитражного суда.
В этой связи, представляется интересным опыт Территориального агентства Владимирской области по проведению дел о несостоятельности. Территориальное агентство Владимирской области, осуществляя полномочия собственника в отношении муниципального предприятия "Встреча" г. Муром, обратилось с заявлением о признании названного должника несостоятельным (банкротом), в связи с наличием у последнего кредиторской задолженности в сумме 39674,3 тыс. руб., которая значительно превышает стоимость имущества должника.
Комитет по управлению муниципальным имуществом, мотивируя причины несостоятельности предприятия, сослался на повышение арендной платы и снижение потребительского спроса на услуги предприятия, одновременно пояснил, что хозяйственная деятельность муниципального предприятия "Встреча" приостановлена 1 апреля 1995 г., работники предприятия уволены. Восстановить платежеспособность должника не представляется возможным.
Актом территориального агентства от 30 августа 1995 г. №07-М-33 предприятие было признано неплатежеспособным, имеющим неудовлетворительную структуру баланса. И только на основе уже проведенного анализа финансового состояния предприятия суд признал МП "Встреча" банкротом в силу его неспособности расплатиться с кредиторами. И все это несмотря на отсутствие задолженностей в федеральный и местный бюджет, обязательств перед банком. Причина подобного положения предприятия состояло в том, что оно практически не располагало собственными фондами (основные средства и другие внеоборотные активы равны 13385 тыс. руб.), основные площади арендовались.
В соответствии с Указом Президента РФ от 22 декабря 1993 г. №2264 территориальное агентство по делам о несостоятельности (банкротстве) во Владимирской области обязало исполняющего обязанности генерального директора АООТ "Киржачский хлебокомбинат" согласно статье 5 Закона РФ "О несостоятельности (банкротстве) предприятий" обратиться в арбитражный суд с заявлением о возбуждении производства по делу о несостоятельности (банкротстве) общества.
Должник просил признать его несостоятельным, поясняя при этом, что хлебокомбинат с октября 1994 г. не работает, здание комбината ветхое, не приспособленное для производства хлеба, кроме того, является историческим памятником города, объемы выпечки ранее были незначительные, восстановить производство не предоставляется возможным. Акционерное общество учреждено на базе имущества государственного предприятия Киржачского хлебокомбината АО "Владимирхлебпром". Государственная доля в уставном капитале общества – 100%. Численность работающих на момент принятия решения 36 человек.
Согласно заключению по результатам анализа состояния платежеспособности и структуры баланса должника на 1 января 1995 г., составленному территориальным агентством Владимирской области, АООТ "Киржачский хлебокомбинат" признан неплатежеспособным.
По данным баланса активы предприятия равны 10,2 млн. руб., полностью отсутствуют быстроликвидные ресурсы: денежные средства, краткосрочные финансовые вложения, дебиторская задолженность. Просроченная кредиторская задолженность составляет 34,1 млн. руб. Таким образом, доказана невозможность выполнения обязательств перед кредиторами за счет имущества должника.
Принимая во внимание изложенное, суд пришел к выводу о фактической несостоятельности акционерного общества открытого типа "Киржачский хлебокомбинат" и признал его банкротом.
Предприятие АООТ "Ундольская мануфактура" расположено в г. Лакинске Собинского района, в 30 км от областного центра. Основной вид деятельности – текстильное производство. Организационно-правовая форма – акционерное общество открытого типа с долей государственной собственности в уставном капитале – 5 %. Численность работающих – 3500 человек.
АКБ "Агропромбанк" кредитор фабрики обратился в арбитражный суд Владимирской области с заявлением о признании несостоятельным (банкротом) АООТ "Ундольская мануфактура".
При рассмотрении дела выяснилось, что общая кредиторская задолженность предприятия с учетом убытков составила 12 млрд. руб., основные средства с учетом износа были оценены в 12 млрд. руб.
Дебиторская задолженность – 3 млрд. руб. Анализ баланса, проведенный арбитражным судом с помощью территориального агентства, опрос участвующих в деле кредиторов, позволили сделать арбитражному суду вывод об отсутствии реальной возможности восстановить платежеспособность АООТ "Ундольская мануфактура" путем назначения реорганизационных процедур. Учитывая изложенное, а также отсутствие необходимого количества сырья для возобновления производственной деятельности, суд принял решение признать акционерное общество несостоятельным (банкротом).
ТОО "Лига", расположенное в г. Владимире, обратилось во Владимирский областной арбитражный суд с заявлением о признании его несостоятельным (банкротом).
В заявлении указывалось, что ТОО "Лига" не может обеспечить обязательные платежи в бюджет в сумме 13,5 млн. руб. в течение 3-х месяцев со дня наступления сроков их исполнения. Кроме того, должник указал на наличие задолженности перед другими кредиторами в сумме 11,7 млн. руб.
Основным направлением деятельности товарищества согласно Уставу являлось осуществление функций посредника в материально-техническом снабжении промышленных предприятий и организаций СНГ кабельной и электротехнической продукции.
В соответствии с балансом предприятия, а также данными, представленными суду Государственной налоговой инспекцией по Фрунзенскому району г. Владимира и акционерным банком "Владинвестбанк", должник не располагает денежными средствами и не в состоянии удовлетворить требования кредиторов.
Анализ баланса за 1 квартал 1995 г. подтвердил критическое финансовое положение должника, активы баланса, которого, с учетом переоценки, оценены в 16,5 млн. руб.
Учитывая изложенное, суд принял решение о признании ТОО "Лига" г. Владимира несостоятельным (банкротом).
Территориальное агентство Владимирской области обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании несостоятельным (банкротом) ИЧП "Варлам и К", расположенного по адресу: п. Весь Суздальского района.
В заявлении указывалось о задолженности, просроченной свыше 3-х месяцев перед Федеральным бюджетом в сумме 55,7 млн. руб. Основной вид деятельности – торговля, был приостановлен, так как торговые площади были реализованы банком, выдавшим кредит с залогом.
Анализ финансовых документов показал, что общая задолженность предприятия перед кредиторами составила 580,1 млн. руб. при полной неудовлетворительной структуре баланса. На день рассмотрения дела у предприятия отсутствовали основные средства, денежные средства на расчетном счете и дебиторская задолженность.
Указанные обстоятельства позволили суду сделать вывод, что должник не способен расплатиться с кредиторами, поскольку его обязательства значительно превышают то имущество, которым он располагает. Исходя из этого, суд принял решение о признании ИЧП "Варлам и К" несостоятельным (банкротом) и его принудительной ликвидации, для чего было открыто конкурсное производство.
Территориальное агентство Владимирской области обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании несостоятельным (банкротом) АОЗТ "Рекорд-СК", расположенного по адресу: г. Александров, ул. Ленина, 13.
В заявлении указывалось о задолженности перед Федеральным бюджетом в сумме 540,5 млн. руб., просроченной свыше 3-х месяцев.
Общество действовало на базе имущества (нежилых помещений и оборудования), арендованного у учредителя – АООТ "Александровский радиозавод".
На момент рассмотрения дела арбитражный суд установил следующее:
договор аренды между должником и АООТ "Александровский радиозавод" расторгнут, должник не располагает производственными и складскими помещениями, иными основными средствами и оборудованием;
баланс должника по состоянию на 1 октября 1995 г. отражает общую задолженность в сумме 2679,82 млн. руб., в том числе задолженность по заработной плате в сумме 9,2 млн. руб.
Учитывая, что имущество общества по балансу не значится, налицо явная неспособность АОЗТ "Рекорд-СК" удовлетворить требования кредиторов по оплате задолженности в связи с превышением этих обязательств над имуществом должника.
Хозяйственная деятельность общества не осуществляется со 2-го полугодия 1995 г. Должник имеет дебиторскую задолженность в сумме 2728,4 млн. руб. Однако меры по взысканию последней по причине окончания деятельности общества не принимаются.
В соответствии с заключением по результатам анализа платежеспособности и структуры баланса, представленным суду территориальным агентством Владимирской области, должник имеет неудовлетворительную структуру баланса.
С учетом всех обстоятельств суд пришел к выводу о доказанности факта несостоятельности должника и вынес решение о признании его банкротом и проведении принудительной ликвидации.
Территориальное агентство Владимирской области обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании несостоятельным (банкротом) МТОО "Эвольвента", расположенного по адресу: г. Владимир, ул. Тракторная, 43.
В заявлении указывалось о задолженности, просроченной свыше 3-х месяцев перед Федеральным бюджетом в сумме 167,075 тыс. руб. и в доход Пенсионного Фонда России 130,597 тыс. руб.
Товарищество было образовано на базе цеха шестерен –структурного подразделения Владимирского тракторного завода, с количеством работников 80 человек. МТОО использовало имущество, арендованное у ВТЗ.
На момент рассмотрения дела было установлено, что хозяйственная деятельность товариществом не осуществляется с июня 1995 г., восстановить деятельность не представляется возможным, т. к. производственные площади, взятые должником в аренду у ВТЗ, возвращены арендодателю 1 апреля 1995 г. Непогашенная совокупная кредиторская задолженность должника на 1 июля 1995 г. составила 956490,7 тыс. руб.
Учитывая, что имущество товарищества (основные средства) составило по балансу 42252,6 тыс. руб., налицо явная неспособность МТОО "Эвольвента" удовлетворить требования кредиторов по оплате задолженности в связи превышением суммы этих обязательств над стоимостью имущества должника.
В соответствии с заключением по результатам анализа платежеспособности структуры баланса, представленным суду территориальным агентством Владимирской области, МТОО "Эвольвента" было признано неплатежеспособным и имеющим неудовлетворительную структуру баланса. Исходя из всего этого, суд принял решение о признании МТОО "Эвольвента" несостоятельным (банкротом) и принудительной ликвидации с открытием конкурсного производства.
Территориальное агентство обратилось во Владимирский областной арбитражный суд с заявлением о признании несостоятельным (банкротом) ТОО "Символ" в связи с задолженностью в Федеральный бюджет в сумме 34 млн. руб.
ТОО являлось правопреемником кооператива "Символ", созданного для осуществления разнообразных видов деятельности, в частности, производства швейных работ, изготовления маркировок на готовую продукцию, бытового обслуживания населения, изготовления строительных материалов, товаров народного потребления и т.д.
Бывший бухгалтер пояснила суду, что товарищество с 1994 г. не функционирует, директор осужден. Экспресс-анализ финансового состояния должника территориальным агентством выполнен не был из-за отсутствия бухгалтерского баланса. Из имеющегося в материалах налоговой инспекции бухгалтерского баланса на 1 января 1994 г. установлено отсутствие на конец 1993 г. основных средств и прочих внеоборотных активов. Наряду с этим в ТОО с 1994 г. не велся бухгалтерский учет финансовой деятельности.
Судом было вынесено решение о признании предприятия несостоятельным (банкротом) и нецелесообразности открытия конкурсного производства и отсутствии необходимости публикации объявления.
Приведенные характеристики предприятий банкротов необходимо дополнить теми примерными формами отчетов, которые должны представлять ликвидаторы имущества предприятия-должника и арбитражные управляющие, осуществляющие высшее управление предприятием-должником.
По нашему мнению, основанному на анализе периодических изданий по данной проблеме, ситуация, аналогичная двум рассмотренным регионам, наблюдается и в других субъектах Российской Федерации (может быть с незначительными изменениями). В целом по России ситуация с применением Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" достаточно подробно характеризуется следующими количественными и качественными показателями (табл. 1.2).
Таблица 1.2
Сведения о применении Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" в 1998 г. в Российской Федерации
Показатель

Количество дел, находившихся на рассмотрении а Арбитражном Суде, по состоянию на 1 марта 1998 г.
3706
Из них переведено на процедуры нового Закона о банкротстве
584
В том числе:

на внешнее управление
101
на конкурсное производство
403
на мировое соглашение
22
Подано заявлений в Арбитражный Суд с 1 марта 1998 г.
1371
В том числе:

возвращено заявлений
287
возбуждено дел
1009
прекращено дел
41
Из дел, принятых в производство, находятся в стадии процедур:

до введения наблюдения
174
в стадии наблюдения
545
внешнего управления
48
конкурсного производства
230
мирового соглашения
2
Из дел, принятых в производство, находится в стадии особых процедур по признакам:

градообразующие предприятия
12
с/х организации, крестьянские (фермерские) хозяйства
94
кредитные, страховые организации, предприятия - участники рынка ценных бумаг
30
отсутствующие должники
89
Количество назначенных арбитражных управляющих
1070
В том числе аттестованных
442
В том числе сотрудников территориальных органов ФСДН
59
Как явствует из таблицы, наибольшее количество дел из разряда особых процедур относится к с/х предприятиям и крестьянским (фермерским) хозяйствам. Такое положение обусловлено как макроэкономической ситуацией, так и низкой, на наш взгляд, квалификацией управляющих на предприятиях этого типа.
1.3. Зарубежный опыт управления несостоятельными предприятиями
Законодательство о банкротстве (несостоятельности) в развитых странах применяется прежде всего для развития экономики, основанной на конкуренции и непрерывных структурных изменениях. Оно способствует воспитанию дисциплины и соблюдения правил делового оборота в области финансового управления, а также предназначено для того, чтобы содействовать реконструкции неэффективных предприятий либо их цивилизованному выводу из рынка. Таким образом, оно является важной составляющей законодательной базы рыночной экономики, либо экономики, находящейся в переходном периоде, и обеспечивает гарантии как местным, так и иностранным инвесторам, что в конечном итоге способствует экономическому развитию страны [1].
Основными задачами, решаемыми законами о банкротстве стран с рыночной экономикой, являются следующие:
1. Защита имущества предприятия-должника в интересах кредиторов и его распределение в соответствии с Законом в целях максимального удовлетворения предъявляемых ими требований.

стр. 1
(всего 8)

СОДЕРЖАНИЕ

Вперед >>